Если бы в Украине работало еще 10 таких компаний, как «НИБУЛОН», то и экономика страны была бы на высоком уровне – Алексей Вадатурский

Источник

АПК-Информ

7199

 

Алексея Вадатурского можно без преувеличения назвать живой легендой украинского АПК. Основав в непростое перестроечное время компанию «НИБУЛОН», он доказал, что напористым трудом, невзирая на непростые условия ведения бизнеса в молодом независимом государстве, можно создать одно из самых успешных предприятий, которое вносит значительный вклад в развитие АПК Украины. Алексей Афанасьевич любезно согласился поделиться своим жизненным опытом с читателями «АПК-Информ».

 

- Алексей Афанасьевич, как Вы пришли к тому, что хотите заниматься именно сельским хозяйством?

 

- Я вырос в селе в простой крестьянской семье. Жизнь моих родителей прошла в тяжелом ежедневном труде на животноводческой ферме. Отец и мать с детства приучили меня к нелегкому сельскому труду. В будущем эта закалка мне очень пригодилась. Так случилось, что мое поступление в институт пришлось на времена реализации школьной реформы в СССР, когда в один год выпускались 10 и 11 классы. Зная это, я постарался заблаговременно обеспечить себе трудовой стаж, работая 2 года подряд во время летних каникул на сельскохозяйственных работах. Кстати говоря, этим стажем я в итоге так и не воспользовался: успешно сдав экзамены, я без проблем поступил в тогда еще Одесский технологический институт им. Ломоносова (сегодня это Одесская национальная академия пищевых технологий).

В студенческие годы я также много работал, ведь на стипендию себя невозможно было обеспечить. У родителей я помощи не просил, поэтому приходилось с первого курса искать подработку: и в аэропорту грузчиком, и во время летних каникул в студенческих строительных отрядах. Начиная с третьего курса, я параллельно с учебой работал лаборантом научно-исследовательского сектора кафедры автоматизации и приборостроения нашего института, помогал будущим кандидатам и докторам наук в их исследовательской деятельности, за что также получал соответствующую оплату. В итоге вышло так, что в студенческие времена я зарабатывал больше, чем в первые последующие годы моей профессиональной деятельности. Я мог не только обеспечивать себя, но и помогать родителям, дарить им подарки.

После окончания института я планировал работать в крупных областных центрах в монтажных наладочных организациях, заниматься любимым делом и выбранной профессией – автоматизацией и комплексной механизацией химико-технологических процессов. Но во время своего обучения в институте я, видимо, занимаясь общественной деятельностью, руководя студенческими строительными отрядами, так выделился своими организаторскими способностями, что после окончания учебы по настоятельным рекомендациям Николаевского областного управления хлебопродуктов и комиссии института был направлен на руководящую должность на еще только строящееся тогда предприятие – Трикратский комбинат хлебопродуктов. Только представьте: меня, молодого человека, выпускника вуза, назначают на должность главного энергетика. Передо мной были поставлены очень серьезные и ответственные задачи: организовывать работу в энергохозяйстве, руководить коллективом.

Таким образом, я вернулся обратно в село на новостроящееся предприятие агропромышленного комплекса. Предстоящие годы работы дали мне очень многое: я узнал сельское хозяйство с новой для себя стороны – как работник крупного комбината хлебопродуктов. Как вы видите, судьба распорядилась так, что мне не пришлось выбирать: это сельское хозяйство выбрало меня.

 

- После института как складывалась Ваша трудовая жизнь?

 

- Вспоминая те годы своей жизни, понимаю, что тогда, в Трикратах, я прошел настоящую школу мужества. Не имея жилья, в тяжелых условиях мне приходилось круглые сутки работать на стройке. Это сейчас компания «НИБУЛОН» за несколько месяцев строит высокотехнологические предприятия, которые сразу готовы работать на проектных мощностях. В те же времена нашему коллективу приходилось в течение года в жестких условиях осваивать новое предприятие. Сегодня я не жалею об этом времени, я рад, что работал так много и усердно, руководил и помогал, был там, где трудно, организовывал все для того, чтобы наше предприятие было лучшим. В эти самые тяжелые, но и самые дорогие для меня годы я по-настоящему узнал, что такое сельское хозяйство и как работают предприятия, обслуживающие наш аграрно-промышленный комплекс. Меня как молодого инициативного инженера заметили, стали приглашать на республиканские и всесоюзные совещания, где я делился своим опытом и достигнутыми результатами. Я был назначен руководителем группы советских технических специалистов, помогающих развивать эту отрасль в Монголии. После возвращения в Украину у меня возникло естественное желание заниматься более серьезной работой, совершенствоваться и развиваться. Поступали предложения о работе на современных промышленных предприятиях в Киеве, Москве, других союзных республиках. Но судьба вновь распорядилась по-своему, и в 1980 году я был переведен на работу в Николаев в областное управление хлебопродуктов. Так я остался верен Николаеву и Николаевской области, где работаю по сегодняшний день. Тут находится центральный офис нашей компании, уникальный перегрузочный терминал, а с недавних пор и наш судостроительно-судоремонтный завод.

 

- Как пришла идея создания «НИБУЛОНа»?

 

- Продвигаясь все выше по служебной лестнице в управлении хлебопродуктов, я все дальше отдалялся от сельского хозяйства. Но грянула перестройка, а с ней и перемены, которые открыли для меня новые перспективы на пути к инновациям и достижению наивысших результатов. К тому времени я уже много раз бывал за границей, в частности руководил студенческим строительным отрядом в Польше. Я увидел, как живут люди в европейских странах, и у меня сложилось твердое убеждение, что мы, украинцы, заслуживаем лучшей жизни. Во времена перестройки появилось такое новое веяние: создавать совместные предприятия с иностранными инвестициями, и мне повезло возглавить одно из первых таких предприятий, занимающееся сельскохозяйственным производством. В то время я уже имел свое видение развития этой отрасли, для меня уже не было секретов и трудностей, которые нельзя было преодолеть, вопросов, которые нельзя было решить. Я готов был передавать свой опыт, много трудиться для организации сельскохозяйственного производства на самом высоком уровне. Вспоминаю, как выступая перед коллективом и арендодателями в одном из первых сел, где мы начали работать, я пообещал, что во имя памяти моих родителей, я сделаю все, чтобы жизнь на селе становилась лучше, а сельское хозяйство развивалось.

 

- Алексей Афанасьевич, какие периоды развития государства было тяжелее всего преодолеть компании, деятельность которой началась практически с момента независимости Украины?

 

- Я предлагаю каждому читателю задать себе вопрос: легко ли сегодня создать предприятие, руководить им? Уверенны ли вы, что созданное вами предприятие будет успешно работать? А теперь представьте: наша компания начинала свою деятельность в те времена, когда распалась огромная страна, а вместе с ней – и ее сельскохозяйственная отрасль. В течение нескольких лет обнищали и начали распадаться все колхозы и совхозы. Таким образом, наше предприятие было создано, когда сельское хозяйство страны являлось успешным, а его работа пришлась на период полного распада аграрной отрасли и обнищания крестьян.

В то время я окончательно ушел из управления хлебопродуктов, и любой путь обратно для меня стал бы поражением. В меня поверили люди, коллектив, который связал со мной судьбу. Я не мог их подвести, поэтому должен был думать, искать нестандартный подход, принимать неординарные меры для того, чтобы наше предприятие могло развиваться. Уже тогда мы в числе первых поняли, что агарное производство нашей страны обречено на экспортную деятельность, а Украина заслуживает того, чтобы стать житницей мира. Имея большой опыт работы в сельском хозяйстве, я понимал, что обязан создать собственную вертикально-интегрированную  систему, иначе «НИБУЛОН» был бы обречен простаивать в очереди, чтобы реализовать зерно крупным транснациональным компаниям или чтобы сдать его на один из украинских портовых терминалов. И вот мы с коллективом в течение всего времени (22 года!) последовательно строили совершенно новую систему элеваторной промышленности, альтернативную той, в которой я работал до «НИБУЛОНа». Сегодня я горжусь тем, что, несмотря на все трудности, нашему коллективу удалось выстоять и создать систему элеваторов гораздо лучше и совершеннее, чем имеют другие компании и государство.

В процессе работы начали рождаться совершенно новые идеи развития логистики. В частности, мы приняли решение о развитии водных перевозок, как наиболее экономически эффективных и экологически целесообразных. Тут речь не могла идти только лишь о строительстве речных терминалов – чтобы обеспечить эффективность водных перевозок, нужна была целая инфраструктура: система перегрузочных речных терминалов, собственный грузовой флот, сверхмощный плавкран. Выполнение всех этих условий позволило нам замкнуть цепочку водных перевозок зерна на экспорт. Но и на этом нерешенные задачи для нашей компании не закончились. Упадок судостроения привел к тому, что нам стало негде строить наш флот в Украине. И вот новый виток развития нашей компании: мы принимаем решение о создании собственного судостроительного предприятия.

Я глубоко убежден: если ты хочешь быть успешным, ты должен быть успешным во всех видах деятельности. Именно поэтому сегодня «НИБУЛОН» становится широко известным не только как аграрное предприятие и лидер-экспортер, но и как  компания, которая взялась за возрождение украинского судоходства и судостроения.

 

- Сегодня «НИБУЛОН» - успешное предприятие, которое разрабатывает и реализует очень много интересных проектов. Особый интерес, естественно, вызывает Ваш проект по дноуглублению Днепра. Однако он очень длительное время был на рассмотрении правительства. С чем все-таки это связано?

 

- «НИБУЛОН» уже четвертый год занимается водными перевозками зерна. За это время нам удалось преодолеть множество трудностей. Все эти годы мы стучимся во все кабинеты, во всевозможные инстанции, говорим о том, что Днепр обмелел, что на Днепре много непроходимых участков, которые не позволяют загрузить суда до полной грузоподъемности, делая водные перевозки не только неэффективными, но и небезопасными и рискованными. За эти годы у нас уже даже получилось заручиться поддержкой президента и премьер-министра Украины, которые одобрили нашу инициативу по возрождению Днепра и Южного Буга. Но, как в старой басне, а «воз и ныне там…» К сожалению, чиновники сегодня, даже после соответствующих поручений высшего руководства страны, ничего не готовы сделать для того, чтобы Днепр и прилегающие к нему населенные пункты начали работать. Несмотря ни на что, у нас не опускаются руки, ведь мы знаем: проблема будет решена, если все время над ней работать, быть настойчивым и неуклонным в своей борьбе. Но, к сожалению, на борьбу с бюрократической машиной уходит слишком много так необходимого нам сегодня времени.

 

- Сейчас проектом дноуглубления Днепра заинтересовалась компания «Гермес-Трейдинг». Возможна ли концессия между компаниями?

 

- Мне приятно, что за эти годы нашу идею возрождения судоходства по Днепру поддержали и другие предприятия, которые, увидев, чем мы занимаемся, поверили в нас. Это, к примеру, компания «Гермес-Трейдинг». Я уверен, что со временем будут появляться все новые и новые компании, заинтересованные в решении этой проблемы. Думаю, что когда таких компаний наберется критическая масса, мы сможем самостоятельно решить эту проблему без помощи государства.

 

- Одной из актуальных проблем двух последних сезонов был дефицит зерновозов. Не планирует ли «НИБУЛОН» обзаводится своим парком зерновозов?

 

- Я всегда и везде заявлял и буду заявлять, что проблемы дефицита зерновозов в Украине нет. Наша страна достаточно обеспечена зерновозами. Зато есть другая проблема – проблема эффективности использования существующего парка зерновозов. Уже давно технологически устаревшие предприятия не приспособлены к групповым отправкам зерновозов, а предприятия, которые не имеют собственных портовых элеваторов, вообще используют прямой вариант отгрузки с вагона на борт судна. Все это приводит к тому, что, когда на саму транспортировку уходит меньше суток,  зерновозы простаивают до 10 дней в ожидании погрузки или выгрузки. Мой опыт работы в элеваторной промышленности позволил мне при строительстве элеваторных мощностей учесть и предусмотреть возможность осуществления маршрутных отправок зерна железнодорожным транспортом. Наша компания первой в Украине внедрила перевозки зерна маршрутными отправками. В итоге уже 2 года мы не имеет проблем с перевозкой зерна железнодорожным транспортом. У нас на то, чтобы вагон прошел от точки погрузки до точки выгрузки и опять стал на точку погрузки, уходит меньше 3 суток. Компании удается за месяц перевезти до 220 тыс. тонн зерна. Тем предприятиям, у кого на эту же работу необходимо 10 дней, никогда не будет хватать вагонов. Поэтому я призываю всех научиться эффективно использовать зерновозы.

Конечно, я не исключаю, что в будущем мы построим свой парк железнодорожных вагонов. Думаю, что, как эту, так и другие задачи, мы сможем решить по мере возникновения такой необходимости.

 

- Алексей Афанасьевич, в одном из интервью Вы сказали: «Для меня доверие банков важнее, чем доверие местных властей, президента, премьер-министра и налоговых служб», показав тем самым, что дорожите отношениями с кредиторами. А как Вы относитесь к идее создания Государственного земельного банка Украины?

 

- С самого начала подчеркну, что я в корне не согласен с предлагаемой на сегодняшний день концепцией снятия моратория на рынок земли. Совершенно очевидно, что тут преследуется цель не допустить к рынку земли фермеров, которые на ней работают, компании, иностранные юридические лица и банки. Но почему? Ведь от этого только выиграет собственник, который получит за землю справедливую стоимость. Сегодня навязывается идея организации рынка земли через создание Государственного земельного банка. Тем самым создаются все условия, чтобы на рынке земли остался только один покупатель, который и будет диктовать свои условия и цену.

Что касается моего сотрудничества с различными финансовыми институтами, могу сказать, что доверие банков играет для меня и нашей компании ключевую роль. Ведь доверие банков – это гарантия успешного и стабильного развития компании в будущем независимо от изменений в политической ситуации страны или каких-либо других факторов.

 

- Какие планы в ближайшей перспективе намерены реализовать?

 

- Развитие элеваторной отрасли и доведение собственных элеваторных мощностей до 2,5 млн. тонн, обеспечение водных перевозок до 3 млн. тонн в год, строительство судов на собственном судостроительно-судоремонтном заводе и многие другие задачи. «НИБУЛОН» не собирается останавливаться на достигнутом. Наш молодой коллектив заинтересован в дальнейшем решении все более важных и сложных задач. Это именно тот формат работы, в котором мы привыкли работать и достигать успехов.

 

- Алексей Афанасьевич, Вы получили звание Героя Украины. За какие, на Ваш взгляд заслуги, оно было Вам присвоено?

 

- Для меня получение звания Героя Украины является большой честью. Я считаю это наивысшей наградой за  тот непростой труд, которому посвятил всю свою жизнь. Я знаю, что и мне, и нашему коллективу спустя эти 22 года действительно есть чем гордиться: создано более 4800 рабочих мест, обеспечено 11,9 млрд. инвестиций в экономику Украины, построены сеть элеваторов и речных терминалов, а также уникальный аграрный флот, возрождается отечественное судостроение и судоходство. Мы утвердили имидж Украины как поставщика высококачественной сельскохозяйственной продукции в мире и поддерживаем этот статус по сегодняшний день, открывая новые рынки экспорта нашей продукции. Я всегда говорил: если б в Украине работало еще 10 таких компаний как наша, то и аграрный сектор, и судостроение, и экономика страны в целом были бы на самом высоком уровне.

 

Алина Стёжка


 

 

Леонид Козаченко, президент Украинской аграрной конфедерации

На сегодняшний день в Украине нет ни одной компании, ни частной, ни государственной, которая вкладывала бы столько средств, как это делает «НИБУЛОН», в развитие судоходства на Днепре. При этом реализовывать этот проект приходится не в таких благоприятных условиях, как хотелось бы, поскольку процентов 90 времени приходится работать с теми, кто на самом деле, к сожалению, только мешает. Кроме того, страдает здоровье человека и практически не остается времени на общение с семьей. Поэтому, на мой взгляд, Алексею Афанасьевичу можно уже давать второе звание Героя Украины.


Реклама

Вход