Элеваторы как инструмент экспортной торговли — Евгений Карабанов

Источник

АПК-Информ

6429

 

Каждый маркетинговый год вносит определенное разнообразие в работу участников экспортного рынка сельскохозяйственной продукции Казахстана. Так, 2013/14 МГ не был исключением. О таких вопросах, как качество зерна, ценовые тенденции, проблемы логистики, реалии и перспективы экспорта в Казахстане, и о многом другом журналистам ИА "АПК-Информ" любезно согласился рассказать директор по продажам и развитию ТОО «Северное Зерно» Евгений Карабанов.

 

- Евгений Александрович, расскажите, пожалуйста, о вашей компании: чем занимаетесь, какими активами располагаете? Как долго на зерновом рынке?

 

- Группа компаний ТОО «Северное Зерно» основана в 2001 году. Все компании группы расположены в одной из трех основных зернопроизводящих областей Казахстана – Северо-Казахстанской. В состав группы входят: ТОО «Северное Зерно» - управляющая и торговая компания, ТОО «Тын Жер» - элеватор для хранения и отгрузки зерна и масличных культур, а также еще одна торговая, строительная (она же – транспортная) компания.

ТОО «Тын Жер» - линейный элеватор, осуществляющий весь комплекс мероприятий по приемке, сушке, очистке, хранению и отгрузке железнодорожным и автомобильным транспортом зерна и масличных культур. Элеватор осуществляет деятельность на основании государственной лицензии. Расположен в районном центре г. Булаево (станция Булаево 1 Южно-Уральской железной дороги, РЖД). Элеватор построен в 2006-2009 гг. и оснащен современным высокопроизводительным оборудованием, а также имеет собственные железнодорожные пути на территории.

Кроме того, в составе группы компаний имеется строительная компания с государственной лицензией, осуществляющая строительно-монтажные работы на элеваторах. Компания имеет весь набор необходимой техники.

 

- Какие зерновые экспортирует компания «Северное Зерно»? Занимаетесь ли вы экспортом продуктов переработки зерновых?

 

- Наша компания, занимается экспортом зерновых (пшеница, ячмень, в меньшей степени овес) и масличных (рапс, лен) культур. Экспортом продуктов переработки мы не занимаемся ввиду отсутствия производственных мощностей.

 

-  Если говорить об экспорте пшеницы, какие страны являются основными её импортерами? Что можете сказать по географии экспортных поставок ячменя?

 

- Если оценивать географию экспорта пшеницы по последним трем годам, то основными направлениями экспорта здесь были такие страны, как: Россия, Таджикистан, Киргизская Республика, Азербайджан, Афганистан, КНР, Иран, а также страны Европы, Ближнего Востока и Северной Африки. Что касается экспорта ячменя, основными импортерами являются Россия, Саудовская Аравия, а также Иран.

Хотелось бы отдельно отметить такого импортера, как Китай. Данная страна не так давно вышла на казахстанский рынок, но по сравнению с прошлым годом динамика закупок зерна очень хорошая, что позволяет развивать дальнейшее сотрудничество с КНР. Однако здесь существует ряд специфических условий. В первую очередь – это очень жесткие фитосанитарные требования к зерну. Во-вторых, прежде чем осуществляется отгрузка зерна, элеватор также должен пройти аккредитацию в Главном управлении надзора за качеством, инспекции и карантина Китайской Народной Республики (ГУНКИК). Ну и, в-третьих, помимо присутствия при отгрузке представителей международной инспекции, также обязательно должны присутствовать и представители китайской инспекционной компании CCIC.

 

- Планируете ли вы развивать новые направления экспорта? Если да, то какие?

 

- В первую очередь, как говорилось выше, новым направлением для нас является Китай, с которым мы начали работать с 2013 г. Кроме того, существует ряд перспективных направлений из Юго-восточной Азии, таких как Филиппины, Малайзия, Индонезия и др. Но в работе с отмеченными странами также есть определенные трудности. Например, отгрузка должны производится в специальных насыпных контейнерах, в таких, которые использует Австралия. На данный момент прорабатываются различные варианты поставок, в т.ч. в обыкновенных контейнерах, в мешках. Все это достаточно долгий процесс, однако мы стремимся к развитию нашего потенциала.

А что касается поиска новых направлений для экспорта масличных культур, опять же – Китай, так как он является крупнейшим в мире как производителем, так и потребителем. Однако на данный момент отсутствуют договоренности между двумя нашими министерствами сельского хозяйства. Кроме того, перспективным направлением из нетрадиционных рынков является Япония. Однако развитие данного направления будет возможно, если компания Marubeni Corporation построит терминал на Дальнем Востоке России. Экспериментально небольшие партии пшеницы и ячменя уже отправляли в Японию в контейнерах, качество им очень понравилось, осталось решить вопрос с логистикой. Я думаю, что  это одно из перспективных направлений.

 

- Если говорить о качестве зерна, с какими проблемами в своей практике Вам пришлось столкнуться?

 

- Каждый маркетинговый год характеризуется по-своему, вносит свое разнообразие в работу. Например, в 2013/14 МГ была низкая натура пшеницы. До этого возникали вопросы по числу падения, вопросы низкого содержания белка и клейковины. Также бывают партии с повышенной сорностью, но наше оборудование позволяет с легкостью решать данные вопросы.

Решаются данные проблемы формированием партий зерновых при приемке с учетом контрактных требований. Так, у нас есть возможность раздельного размещения зерна, сквозного контроля на входе, в процессе сушки и при очистке. Все наши традиционные партнеры прекрасно знают ситуацию и, соответственно, тоже корректируют свои желания в части качества, с учетом имеющихся возможностей. Как правило, если есть какие-либо проблемы с качеством, то это наблюдается во всех зернопроизводящих регионах страны. Кроме того, такие вопросы возникают не только в Казахстане, но и в России и Украине и решаются они везде одинаково.

Скажем так, в моей практике на любое зерно были и есть потребители. Зерно с пониженной клейковиной или белком берут зачастую на фуражные цели, на производство спирта; с большим количеством проросших зерен также на спирт и животноводство. Кроме того, для наших региональных потребителей – стран Средней Азии – выгоднее покупать пшеницу четвертого класса, так как она дешевле. Из него местные переработчики производят муку для социальных сортов хлеба, которые более доступны для рядового потребителя.

 

- Насколько развитой, по Вашему мнению, является зерновая логистика в Казахстане? В частности, хотелось бы поговорить о ж/д перевозках. Располагаете ли вы ж/д или автотранспортом для перевозок зерна?

 

- Собственного ж/д парка у нашей компании нет. Ж/д парк есть у наших партнеров; на сегодняшний день мы работаем практически со всеми владельцами вагонов в Казахстане и России, и в зависимости от направления и возможности владельцев вагонов выбирается оптимальное решение в части соотношения скорости подачи вагонов и их стоимости.

В данный момент я не вижу смысла для нас приобретать свой вагонный парк. Это порождает массу дополнительных проблем. Когда мы рассматривали данный вопрос, мы решили, что для этого необходимо иметь отдельную инфраструктуру. Необходимо создавать и место, где эти вагоны будут отстаиваться в случае невозможности их использования, и ремонтная база, и многое другое. А это, в свою очередь, -  дополнительные материальные расходы.

На сегодняшний день выгодно брать вагоны на рынке. Наш рынок сейчас достаточно насыщен данным видом услуг. Тем более, в 2013 г. было создано совместное казахстанско-российское предприятие – АО «Астык Транс», членом совета директоров которого я являюсь. Данное предприятие владеет практически 80% зерновозов в Казахстане. Вне зависимости от возникающих сезонных проблем загрузки на ж/д перевозки у нас есть механизмы для решения данных проблем.

А что касается автопарка – автотранспорт у нас имеется. Мы его используем на локальном и региональном уровнях. Кроме того, мы используем его как для собственных нужд, так и для выполнения заказов трейдеров по перемещению зерна из хозяйств на элеваторы.

 

-  Сталкивались ли вы в своей практике с проблемами транспортировки зерна? Если да, с какими? Какие меры предпринимались в связи с этим?

 

- В 2009-2010 годах, когда возникала потребность в большом количестве зерновозов, с проблемами сталкивались не только мы, но и все казахстанские экспортеры. Именно для нас особо остро стоял вопрос в 2010 году. Наш элеватор расположен на территории Казахстана, однако обслуживает его Российская железная дорога (РЖД). Это сложилось исторически, еще во время строительства транссибирской магистрали. И решение данного вопроса было достаточно интересным: мы говорили, что, так как это российская железная дорога, то именно Россия обеспечивает подвижной состав, а в РЖД говорили, что ветка расположена на территории Казахстана, и любые проблемы по обеспечению вагонами должно решать «Казахстан Темир Жолы» (КТЖ). В течение полугода достаточно тяжелая ситуация была, и транспорта для перевозки зерна, конечно же, не хватало.

А потом путем переговоров и взаимодействия с административными органами, вплоть до нашего правительства и через Зерновой союз Казахстана, мы решили этот вопрос. Стороны сели за стол переговоров, начали работу в данном направлении. В первую очередь, исчезли коррупционные составляющие и административные барьеры. Ну и потом, когда появились компании «Русагротранс», «Казтемиртранс», которым передали вагоны инвентарного парка РЖД и КТЖ и вагоны стали частными, проблема с транспортом решилась. Кроме того, в Казахстане и России появились частные компании, которые приобрели новые зерновозы, и парк вагонов увеличился только в Казахстане за два года на 1500 вагонов.

На данный момент мы сами выбираем экспедитора зерна, учитывая состояние вагонов и их стоимость, так как для нашего потребителя важен не факт отгрузки, а факт поступления товара. Если эти вагоны застревают по причине технической неисправности, то соответственно потребитель получает товар не через 7-10 дней, а через 20-25 дней. Поэтому в зависимости от направления, состояния вагонов, их наличия и цены мы работаем практически со всеми владельцами ж/д вагонов в Казахстане и России. Надо сказать, что в период пика отгрузок, Казахстан в среднем отгружает на экспорт около 800 тыс. тонн зерна в месяц. Но сейчас это количество спокойно отгружается, без каких либо проблем и ажиотажного спроса на вагоны.

 

-  В связи с принятием решения Казахстанским Национальным Банком в феврале т.г. о девальвации тенге, в стране подорожало абсолютно все, в т.ч. и зерно. Скажите, какое влияние оказала данная ситуация на экспортный рынок?

 

- Когда началась девальвация, на некоторое время на рынке остановились какие-либо продажи, был так называемый момент ожидания: участники рынка наблюдали за происходящим и ожидали развития ситуации. Если говорить об экспортерах, у них снизилась рентабельность продаж. Однако они как платили за зерно в привязке к валютному эквиваленту, так и продолжали платить. Доход экспортеров остался приблизительно одинаковым, условно постоянным.

Если говорить об импортерах, то на их покупательную способность данный факт практически не повлиял, потому что они оплачивают зерно валютой (доллары США и российские рубли). В то же время, данный фактор благоприятно отобразился на экономике сельхозтоваропроизводителей Казахстана – крестьян, так как цены на зерно поднялись не на 20%, а сразу на 30%. А потом рыночные механизмы, баланс спроса/предложения стали индикаторами цен на зерно.

В данной ситуации самыми пострадавшими оказались отечественные мукомолы, так как рынок продуктов переработки зерна, в основном – муки, достаточно волатильный, и формирование цен на муку происходит с некоторым запозданием. То есть если цена на зерно повысилась (или понизилась), то цена на муку повысится (или понизится) только через месяц-полтора. Я думаю, что аналогичная ситуация отмечается и в России, и в Украине. Кроме того, существует регулирование цен со стороны государства на хлебобулочные изделия массового спроса. Антимонопольные органы не дают поднимать цены на социальные сорта хлеба. С другой стороны, в целях стабилизации цен на хлеб основным перерабатывающим предприятиям, поставляющим муку на внутренний рынок, по квотам областных органов власти выделяются определенные объемы зерна по уменьшенной цене из ресурсов Продкорпорации. Соответственно местным производителям хлеба они отпускают муку по установленным фиксированным ценам. Если вспомнить 2012 год, тогда была похожая ситуация: цена на хлеб формировалась из расчета цены на зерно в $300 за тонну. В тенговом эквиваленте, с учетом сегодняшней девальвации, стоимость зерна практически такая же.

 

-  Перейдем к сложившейся на казахстанском зерновом рынке ситуации. Хватит ли зерна в стране до конца текущего МГ для обеспечения внутренних и экспортных потребностей?

 

- Для Казахстана экспортный потенциал в 6,5 млн. тонн посчитан с учетом остатков для обеспечения потребностей внутреннего рынка. В данный момент, мы и подходим к этой цифре. Хотя определенный дефицит зерна будет возникать, однако не в части как такового наличия требуемого количества, а в большей степени – технические сложности. Дело в том, что многие элеваторы будут остановлены и закрыты на подготовку технической базы к приемке зерна нового урожая. Данный процесс вносит свои определенные корректировки в работу. Именно поэтому сейчас переработчики активизировались в части приобретения и отгрузок зерна, для того чтобы создать определенные запасы перед новым урожаем.

 

Стоит ли ожидать изменения цен на зерно до конца текущего МГ? Если да, то почему?

 

- Я думаю, что, скорее всего, цена будет расти, но не такими темпами. Считаю, что внутренние цены на продовольственную пшеницу остановятся на уровне 45 тыс. тенге за тонну (приблизительно $250/т). С учетом того, что торговый сезон текущего МГ подходит к концу, в середине-конце мая рост цен остановится, а потом, в преддверии нового сезона, цены пойдут на спад. Цены же на новый урожай будут формироваться, исходя из совершенно других факторов. В первую очередь, это факторы Украины и России.

 

- Каковы Ваши ожидания относительно экспортного потенциала Казахстана в 2014/15 МГ?

 

- Чтобы оценивать потенциал нужно, в первую очередь, понимать, какие будут переходящие остатки, что может «давить» на цены. На сегодняшний день тенденция такова, что остатки зерна будут самыми минимальными за последние 7-8 лет. Соответственно, нужно учитывать данное обстоятельство для оценки перспективы экспорта зерна нового урожая. В Казахстане сейчас наметилась тенденция сокращения площадей под зерновыми, обусловленная тем, что с учетом конъюнктуры рынка и регулирования льгот крестьяне начинают выращивать все больше и больше масличных культур. Данная тенденция отмечается в том числе по причине повышения субсидий в 2014 г. на масличные и кормовые культуры со стороны государства. Исходя из этого, многим становится выгодно сокращать площади под зерновыми и увеличивать площади под масличными. И если оценивать количество площадей под пшеницу в новом МГ, то они будут уменьшены на около 700 тыс. га. Так, если урожай будет средний, а средний урожай в Казахстане составляет 13-14 млн. тонн, то экспортный потенциал будет не более 5,5 млн. тонн, а с учетом остатков — 6 млн. тонн. Если же урожай составит 15-16 млн. тонн, то экспортный потенциал соответственно оценивается в пределах 7-7,5 млн. тонн.

В целом, если не произойдет каких-либо непредвиденных моментов, катаклизмов или погодных факторов, приходим к выводу, что экспортный потенциал Казахстана в 2014/15 МГ варьируется от 5 до 7 млн. тонн, то есть приблизительно на уровне этого года. И на этот урожай зерна есть потребители. Это как традиционные покупатели, так и новые направления, о которых говорилось выше. В силу географического расположения Казахстана казахстанское зерно будет всегда востребовано, вне зависимости от качества, а также оно будет конкурентоспособно в части цены.

 

И в завершение беседы хотелось бы узнать о планах развития компании ТОО «Северное Зерно»? Если не секрет, какие из них вы планируете осуществить в ближайшее время?

 

- На данный момент на нашем элеваторе в наличии одна линия приемки, и мы вынуждены работать попеременно — то с зерновыми, то с масличными культурами, что создает неудобства и нам, и нашим партнерам. А сейчас ввиду летнего периода, так как массовая уборка начинается в сентябре, стал актуальным вопрос по модернизации предприятия, которую возможно осуществить в течение четырех месяцев. Мы планируем установить дополнительную линию по приемке, сушке и очистке зерна. В этом случае элеватор сможет принимать и масличные и зерновые культуры одновременно. Увеличатся оперативные возможности как для нас, так и для наших партнеров. Сейчас мы в процессе реализации данного проекта и надеемся, что в сентябре текущего года новая линия будет запущена.

Для нас это важный момент, который позволит расширить возможности также и в части экспортного потенциала. Потому что мы рассматриваем наш элеватор не как инструмент для зарабатывания денег на услугах, а как инструмент торговли, инструмент экспорта.  И главной нашей целью является обеспечение гарантий оперативности, качества, сроков поставки и  ценовой доступности.

 

 

Беседовал Игорь Чурсинов

Реклама

Вход