Инвесторы недооценивают потенциал среднего бизнеса в Украине

Источник

АПК-Информ

7420

 

 

 

 

Сегодня перед каждой украинской компанией независимо от того, крупный это агрохолдинг или средний сельхозпроизводитель, стоит главная задача — выжить в условиях повышенных экономических рисков. Высокий уровень закредитованности, дефицит оборотных средств, отток инвестиций — далеко не полный перечень факторов риска. О том, как ограничить их влияние и переломить ситуацию в положительную сторону, рассказал в интервью ИА «АПК-Информ» генеральный директор «МКД консалтинг», кандидат технических наук Михаил Празян .


- Михаил, в начале нашей беседы расскажите, пожалуйста, об услугах, предоставляемых компанией «МКД консалтинг». Какую долю в общем объеме предоставляемых услуг занимает АПК?


- В целом, наша компания предоставляет услуги бизнес-консалтинга, оптимизации бизнес-моделей, процессов, с особым вниманием к проблематике энергоэффективности и инжиниринга, а также предоставляем услуги инвестиционного консалтинга, главным образом с целью привлечения долевого или заемного финансирования. В настоящее время до 40% клиентов «МКД консалтинг» имеют отношение к агробизнесу.


- Какие тенденции сегодня наблюдаются в агробизнесе (поглощения, слияния и т. д.)? Чем это обусловлено?


- Сегодня в отрасли наблюдаются разнонаправленные тенденции. От растущих ожиданий тех, кто переориентировался на экспортные рынки сейчас или сделает это в ближайшем будущем, до отчаяния небольших хозяйств из-за отсутствия доступа к источникам пополнения оборотных средств и закредитованности таких бизнесов. Впрочем, последнее уже на протяжении многих лет является привычным явлением. Безусловно, ничего хорошего, особенно для развития, в этом нет, но и трагедии из этого хотя бы по двум причинам тоже не стоит делать. Во-первых, часть сбыта обеспечивается внутренним потреблением, а, во-вторых, как я уже говорил, это достаточно привычное явление.


- Какие основные барьеры Вы бы определили на пути привлечения финансирования в АПК Украины? На Ваш взгляд , какие отрасли остаются инвестиционно привлекательными, несмотря на тяжелую политическую и экономическую ситуацию в стране?


- На сегодняшний день инвестиционно-привлекательные отрасли экономики Украины – это машиностроение по отдельным направлениям, агробизнес и агропереработка, ИТ-услуги, легкая промышленность, коммунальный сектор после реформирования, все, что связано с энергоэффективностью и потребительским рынком (из-за эффекта низкой базы).

В целом, агросектор является одним из драйверов экономического развития Украины. Но при этом Украине необходимо развиваться как постиндустриальной стране. Находить свое место и ниши в новых технологических волнах и укладах. На мой взгляд, связывать будущее Украины исключительно с агросектором – это ошибка.

Если говорить о барьерах привлечения финансирования в отрасль, то для малого и среднего агробизнеса это его дискредитация заниженной закупочной ценой на внутренних рынках и по доступу к инфраструктуре (элеваторы и т.д.). Более общие проблемы, к примеру, это тотально коррумпированная судебная система (реформы не идут), проблемы в системе земельного кадастра и многое другое.

Кроме того, в Украине недостаточно развитое законодательство и инфраструктура учета (земельный кадастр, договора аренды, оборот складских расписок и пр.), недофинансирование оборотных средств, недофинансирование инвестиционных и инфраструктурных проектов. Излишнее регулирование со стороны государства, которое должно быть адаптировано к AA/DCFTA и другим международным стандартам. Отсутствие навыков бережливого производства (по типу японского метода kaizen).


- По Вашему мнению, какому сегменту бизнеса (крупному, среднему, малому) инвесторы будут отдавать предпочтение? Какие риски возникают при финансировании каждого из сегментов?


- Крупные инвесторы уже фокусируются на лидерах рынка, как правило, это крупнейшие агрохолдинги. По нашему мнению, такие критерии не всегда оправданы. В силу неустойчивости таких холдингов к рискам и других причин. В частности, дистанционное управление сельскохозяйственными рабочими из офшоров нередко направлено на сиюминутное выкачивание прибыли. По аналогии, «толлинговые» схемы в постсоветский период породили много миллиардеров, но ничего не дали государствам, территориям и людям, кроме обеспечения их минимальных потребностей. Впрочем, я не считаю, что агрохолдинги – это всегда плохо. Ведь в Украине есть и хорошие примеры практически в каждой области.

При этом плодородие почв может снизиться или быть утраченным безвозвратно, а социальные основы для устойчивости и будущего сельской жизни подрываются. Такого положения дел нет, например, ни в США, ни в Германии, ни во Франции. Владельцы наших агрохолдингов могут не иметь никакой эмоциональной связи с людьми и территориями своей деятельности.

Мы считаем, что большой потенциал эффективности по различным показателям имеют компании среднего бизнеса. Земельные банки таких компаний (в основном, это бывшие колхозы) варьируются в пределах 1000-30000 га на одно хозяйство. Особенно интересны те компании среднего бизнеса, которые предоставляют услуги дистрибуции, инфраструктуры, агропереработки и другие. Клиентская база таких компаний – конечный потребитель, малый и средний бизнес, который очень гибок и живуч в условиях кризиса.


- Многие инвестиционные компании заявляют о намерении переориентироваться на финансирование компаний, ориентированных на экспорт. Как Вы считаете, чем это обусловлено и как отразится на отрасли?


- Отразиться неоднозначно, но, в целом, положительно. При условии выгодности реинвестирования выручки в страну.

Неоднозначность нашей оценки применительно к крупным агрохолдингам базируется на историческом опыте таких стран, как Аргентина и Бразилия, что привело там к разрушению макро- и микросреды сельских жителей. В случае Аргентины, например, переток крупного капитала в крупный экспортный агросектор привел к драматичным политическим последствиям – власти черных полковников, коррупции и утрате экономического лидерства по сравнению с началом прошлого века.

Мне кажется, инвесторами недооценивается потенциал среднего бизнеса, особенно ориентированного на внутренний рынок в отдельных его секторах. Это инвестиционное упущение, но оно разрешится естественным образом, когда в Украине буду работать 250-300 инвестфондов, ориентированныхна агросектор. Этот шанс был упущен Украиной в 2004-2005 годах. Пришло время извлекать уроки.

Таких предприятий среднего бизнеса 3000-5000 из общего числа 46000 предприятий, занятых в агросфере Украины. Как правило, их потребность в инвестициях составляет от $500 тыс. до $10-20 млн.

Малый агробизнес Украины (в отличие от ИТ, например) долго не будет интересен инвесторам. Скорее это вопрос микробанковского финансирования и господдержки.


- На Ваш взгляд, готовы ли инвесторы при соответствующих гарантиях зайти в Украину, несмотря на конфликт в восточных областях Украины? Какими должны быть эти гарантии?


- Готовы, но очень и очень ограничено. В любом случае индикатор для крупных игроков – начало работы соглашения с МВФ. Местные игроки и другие инсайдеры активны и в настоящее время, пользуясь низкой ценой входа на рынок.


- В целом, как Вы оцениваете защиту прав инвесторов в Украине на сегодняшний день?


- Неудовлетворительная оценка. Однако смелые работают. У каждых своя система снижения риска. Что, в целом, не есть хорошо, потому что должны прежде всего работать законы и правоприменительная практика. У нас пока ничего не поменялось, по-прежнему «рулят» неформальные отношения и связи, местные «удельные князья». Данная проблема может быть решена лишь системными мерами, которые должны включать, помимо дерегуляции бизнеса, реформирование судебной, правоохранительной систем, в целом создание в Украине системы неотвратимости наказания нарушения прав собственности, невзирая на лица.


- В текущих условиях многие компании находятся в зоне повышенного риска из-за высокого уровня закредитованности. Какие механизмы могут помочь таким компаниям удержаться на плаву?


- Агросектор не может рассматриваться в отрыве от общей ситуации в стране. Необходимо запустить общий экономический рост через реальные реформы, приток инвестиций. Специфические инструменты: лизинговые, складские расписки, включение в экономический оборот земли, нематериальных активов и т.д. Конечно, обучение и воспитание персонала.


- По Вашему мнению, компания с какой бизнес-моделью и структурой имеет больше шансов преодолеть кризис?


- Прежде всего, компании, осуществляющие экспорт или сервис для таких компаний. Также высокие шансы у производителей нишевых продуктов, желательно на экспорт.

Очень перспективны новые объекты инфраструктуры, например, строительство элеваторов емкостью 25000 тонн с необходимой логистикой. Такие объекты помогут обеспечить качество партий зерновых и прочих культур для среднего бизнеса, тем самым создавая им возможности поучаствовать в экспорте.

Строительствообъектов инфраструктуры общего пользования требует изучения и имплементации лучшего опыта, например Германии, и высокого уровня коллективного взаимодействия и доверия участников.


- У агросектора есть важнейший ресурс, который мог бы быть использован и в операциях по привлечению финансирования – земля. Однако в Украине действует мораторий на куплю-продажу земель сельхозназначения, и правительство не намерено его снимать в ближайшей перспективе. По Вашему мнению, готова ли Украина к открытию рынка земли? Как, по Вашему мнению, должен регулироваться этот рынок?


- Сложный вопрос. Необходимо двигаться в этом направлении. Кроме моментов, указанных выше (кадастры, складские расписки и т. д.), необходимо, например, как в США, иметь рекомендации по севообороту и другим вопросам агрономии. Меры должны быть направлены, в частности, на защиту плодородия почв. Плюс меры антимонопольного характера.


- Как Вы в целом оцениваете госполитику в секторе АПК за последний год?


- Последний год очень неоднозначен. От недовольства большинства участников рынка работой предыдущего министра агрополитики и его команды до положительных ожиданий от работы молодой и грамотной команды,которая пришла к управлению агросектором сейчас. Команда не «забронзовела», готова к диалогу, воспринимает обратную связь и готова к внесению управленческих корректив. Это хороший знак, который вселяет оптимизм.


Беседовала Алина Стёжка

Реклама

Вход