Внешние рынки для органической сельхозпродукции из стран СНГ закрываются – Дмитрий Сиденко, GRANOSA AG

Источник

АПК-Информ

3337

 

Органическое производство в странах СНГ находится в стадии активного формирования, и поставки продукции на европейский рынок в последние годы значительно увеличились. Однако, несмотря на растущий спрос и расширение географии потребления биопродуктов органического происхождения, в Причерноморском регионе не все так радужно, и в ближайшей перспективе может произойти переориентация географии экспортных поставок. Свое мнение о ситуации на рынке органического производства в странах СНГ, а также о перспективах и проблемах данного сегмента в интервью АПК-Информ высказал Дмитрий Сиденко, представитель международной компании GRANOSA AG (Швейцария) – импортера органической сельхозпродукции из стран СНГ.

 

Справка:

Компания GRANOSA AG основана в 1930 году. Поставляет сельхозпродукцию со всего мира для швейцарской пищевой промышленности и национальных производителей кормов для животных. За счет тщательного выбора поставщиков, постоянного контроля качества продукции и клиентоориентированности компания завоевала лидирующие позиции на рынке Швейцарии как поставщик обычных и органических продуктов.

- Дмитрий, компания GRANOSA AG закупает органическую агропродукцию в странах СНГ. Какая продукция пользуется наибольшим спросом и почему?

- Нашу компанию интересует практически весь спектр органических зерновых и масличных сельхозкультур. Закупаем кукурузу, пшеницу, рапс, сою, лен, горчицу. Наибольший интерес, конечно, проявляем к продовольственному сегменту, а не кормовому.

 

- Если сравнивать тенденции развития данного направления в странах СНГ за последние 3-5 лет, какие основные отличия можно выделить?

- Украина первой из стран СНГ начала массово выращивать органическую продукцию, сертифицированную по стандартам ЕС, и на сегодняшний день остается лидером в данном направлении. Два-три года назад в этот рынок начал входить Казахстан. Сейчас пробует Россия, но пока у них все спорно в развитии данного направления, так как они больше ориентированы на обеспечение внутреннего рынка органической продукцией и создают свои собственные стандарты.

Если раньше в Украине органикой занимались в основном фермеры, для которых это было жизненной философией, то в последнее время в этот рынок вошли компании, ранее экспортировавшие обычную продукцию, и переключились на органику в основном в попытках получить более высокую прибыль.

В России другая специфика: идеологические фермеры-органики нацелены исключительно на внутренний рынок, а все экспортно-ориентированные проекты организованы под конкретного европейского трейдера.

Что касается Казахстана, то аграрии страны, успешно пройдя на протяжении нескольких лет сертификацию, сейчас выходят с большими объемами органического льна и пшеницы на европейский рынок. Проблемой остается контроль соответствия казахстанской органической продукции стандартам ЕС. В стране культура сельского хозяйства совершенно на другом уровне: как в Украине 10-15 лет назад, агрессивно развиваются продажи СЗР и, как и в Украине, совершенно отсутствует контроль их применения. Но себестоимость выращивания ниже, и Казахстан, в принципе, может легко демпинговать на рынке, что, скорее всего, в этом году и произойдет. При этом я вижу достаточно большие объемы экспорта органической продукции из Казахстана урожая 2016 года, и в 2017 году страна будет его наращивать. Уверен, что уже в текущем и следующем году Украина столкнется с явной конкуренцией со стороны Казахстана на рынке органики, и о нас каждым годом будет усиливаться.

 

- Каковы, по Вашему мнению, дальнейшие перспективы развития рынка органического сельхозпроизводства на территории стран СНГ? Какие факторы будут оказывать поддержку развитию данного направления?

- Дальнейшие перспективы – это однозначно внутренние рынки, так как внешние для этих стран начинают активно закрываться. Украина, Россия и Казахстан внесены в специальный список стран с повышенным риском. Проверяется каждая партия поставляемых сельхозкультур, и запрещенные в органике химические вещества в них находят регулярно. Связано это, по моему мнению, с общей загрязненностью территорий ввиду бесконтрольного использования химикатов традиционными аграриями. Не редки случаи мошенничества, которые в целом дискредитируют весь органический сектор. Недоверие к продукции из этих стран растет, и это недоверие, к сожалению, постоянно получает новые и новые обоснования.

Внешний рынок активно расширяться не будет – это однозначно. Конкуренция будет усиливаться. На сегодняшний день можно сказать, что в органике мы достигли пиковых цен на всю продукцию, что стимулирует аграриев к наращиванию производства и, как следствие, будет приводить к регулярным обвалам цен, как это произошло в 2016 году в ЕС со спельтой.

 

- Если рассматривать мировые тенденции на рынке органического сельхозпроизводства, какие страны являются на сегодняшний день основными потребителями органики, и как может измениться география импорта в ближайшие 5-10 лет?

- На сегодняшний день самая «легкая» и «вкусная» страна для экспортеров – это США. В Штатах были проблемы с тем, что переработчики не имели четкого представления об органике, у них не было своих стандартов, а рынок активно рос, органика была продукцией премиум сегмента. Сырье закупалось без понимания основных процедур и требований, по более высоким ценам по сравнению с Европой. Фактически мы имели ситуацию, когда в США поставлялась вся органика, которая была проблемной для реализации в ЕС. Но ситуация изменилась. Сейчас власти США поняли, что происходит, с весны 2017 года контроль ужесточается. Пока США, с моей точки зрения, делят первое место с Германией по объемам закупок органики. Евросоюз можно рассматривать отдельно, но Германия занимает в нем процентов 70 по объемам закупок. Я думаю, что для Украины данные рынки будут сужаться и открываться рынки Азии.

 

- Какие тенденции в последние годы наблюдаются в формировании рынка органических сельхозкультур и продуктов их переработки?

- Здесь скажу достаточно кратко: органический рынок повторяет рынок «больших культур» по своей структуре. И если, например, он может не совпадать по ценам, то по структуре совпадает. И сейчас есть спрос на органику всех видов, то есть нельзя выделить, что объемы потребления рапса растут, а кукурузы – нет. Изменяются только цены. Десять лет назад органика была нишевой, и это был премиум-сегмент, который могли позволить себе далеко не все в Европе, и поэтому в основном органическими были подсолнечник, пшеница, хлеб. На сегодняшний день потребление органики выросло, и номенклатура продукции существенно расширилась. В Швейцарии практически невозможно найти обычный продукт, который не был бы скопирован в органическом секторе. В Германии около 70% продукции существует в органическом формате, как продовольственной группы (пшеница, семена подсолнечника, хлеб, масло), так и кормовой, и, соответственно, оттуда следуют мясо, яйца, молоко и другие продукты.

 

- Сталкивалась ли ваша компания при закупке органической продукции с проблемами, связанными с качеством? Вся ли продукция, сертифицированная как органическая, соответствует европейским стандартам?

- Мы постоянно с этим сталкиваемся. Это традиционная проблема. Надо понимать, что сертифицированное хозяйство не означает того, что в его продукции не присутствуют пестициды. Сертификация – это процесс подтверждения того, что хозяйство ведет органический способ выращивания. Поэтому первое, на что мы обращаем внимание при закупке органической продукции, – это сертификационная история хозяйства. Второй шаг – берутся пробы продукции для лабораторных исследований. Не могу сказать, что часто, но мы сталкиваемся с проблемами относительно наличия запрещенных препаратов или превышения их норм. А в органике, например в Швейцарии, нет понятия «превышение нормы» – если есть запрещенное химическое вещество, то это уже не органика, концентрация не предмет для обсуждения. В других странах есть нормы концентрации, допустимые для органики. Например, не вся продукция, принимаемая в Германии как органика, может быть принята как органика в Швейцарии. Ввиду этого нам достаточно сложно работать на рынке Украины. Но, в целом, на сегодняшний день, если говорить об Украине, то ее рынок достаточно прозрачен и качество получаемой продукции довольно хорошо контролируется. Иногда попадаются проблемные партии, но они в большей степени связаны с загрязненностью территорий, чем с недобросовестностью производителей.

 

- Какие особенности (пошлины, упаковка, транспортировка и т.п.) внешней торговли органической продукцией Вы могли бы выделить?

- В данном случае нет никаких особенностей. Существует стандартная форма этикетки, на которой должно быть написано, что это товар органического происхождения. Розничный товар из Украины в Европе никто не ждет, Украина – страна с сырьевой экономикой, поэтому все закупают непереработанное зерно и т.д. Думаю, что в ЕС нет больших перспектив у украинских компаний для развития поставок в розницу упакованного товара. Разве что работа под уже существующие торговые марки.

 

- Если рассматривать конкуренцию на мировом рынке между странами СНГ, производящими органическую сельхозпродукцию, по критериям «удовлетворение спроса – цена – качество» какой рейтинг стран Вы бы составили?

- В поставках органических сельхозкультур зерновой и масличной группы Украина пока на первом месте. На второе я бы поставил Казахстан, на третье – Россию. Беларуси в этом списке нет и в ближайшее время не будет. Возможно, в течение 2 лет Казахстан выйдет на первое место, а Украина перейдет на второе. Россия будет постоянно на третьем, потому что у них другие приоритеты, они все-таки большую ставку делают на конвенциональную продукцию.

 

Интервью подготовили

Алина Маякова

Елена Чередниченко

 

Реклама

Вход