Мнение

11 января, 18:30 Источник: АПК-Информ Просмотров: 2131

Для прибыльного трейдинга нужно взвешенно подходить к оценке собственного риск-аппетита – Daniel Trading SA (АПК-Информ: ИТОГИ №1 (43))

В сложившихся в Украине непростых условиях сложно переоценить роль АПК, валютная выручка от реализации экспортного потенциала которого ежегодно возрастает и наполняет бюджет страны. В то же время, отсутствие грамотного менеджмента и последовательности в принятии реформ нередко приводит к сбоям в, казалось бы, налаженной десятилетиями работе украинского экспортного рынка агропродукции, что совершенно неприемлемо в условиях высокого глобального производства и стремительно развивающихся технологий.

О знаковых событиях, ключевых проблемах и основных результатах украинского и мирового экспортных рынков агропродукции в 2017 году и прогнозах на 2018 год в интервью с директором компании Daniel Trading SA Еленой Неробой.

 

- Как бы Вы охарактеризовали работу украинского зернового рынка в 2017 году?

- Экономика Украины на сегодняшний день существенно зависит от АПК. На экспорте сельскохозяйственной продукции страна зарабатывает больше, чем на металлургии или машиностроении. Это отчасти тревожный сигнал. Мировые цены продолжают двигаться в нисходящем тренде, а Украина является одним из ключевых игроков на мировом рынке продовольствия. Тем не менее, страна по-прежнему не может существенно влиять на расстановку сил и каким-либо образом диктовать цены. Центры влияния все еще далеки от Киева не только в экономическом, но и в политическом плане. Отсутствие комплексного участия государства в формировании аграрной политики и способствовании экспорту частично компенсируется экспансией крупных национальных компаний – производителей, переработчиков и трейдеров. Ярким примером этого могут служить успехи Ассоциации производителей бобовых или сотрудничество «Нибулона» с ООН в части продовольственной безопасности Египта.

Отсутствие значительного потока инвестиций и проблемы с логистикой только усугубляют ситуацию, когда на фоне глобального перепроизводства и снижения цен падает рентабельность.

Макроэкономические тенденции прошлых лет нашли продолжение и в 2017 году. Девальвация гривни, хотя и не такая существенная, как ранее, также сдерживала инвестиционные настроения, а повышение внутренних цен шло вразрез с мировыми тенденциями.

Удивительным остается факт отсутствия в стране собственного биржевого рынка. Несмотря на то, что CME анонсировало реинкарнацию черноморского фьючерса, а Украинская биржа даже проторговала пилотный контракт на пшеницу, украинское зерно все еще торгуется «вживую», вне какой-либо биржи.

В 2017 году как никогда взоры были устремлены на метеокарты. Синоптики стали чуть ли не маркетмейкерами. Вследствие сухой и жаркой погоды немного изменилась география рынка. Украинские фермеры получили хорошую прибыль от выращивания ячменя. Россия «засыпала» покупателей пшеницей. Причерноморский регион вышел на лидирующие позиции рынка зернобобовых.

 

- Как Вы считаете, удалось ли правительству Украины провести реальные реформы в секторе АПК и улучшить бизнес-климат в стране?

- Все позитивные начинания остались на бумаге. Основные действия для продвижения Украины на мировой аграрной арене осуществлялись негосударственными отраслевыми союзами и комитетами, а также представителями бизнеса. Финальным аккордом стала попытка отмены возврата НДС при экспорте масличных. Частично благодаря шумихе вокруг этого вопроса в прессе нормы вступят в силу позже, чем это планировалось: по сое – с нового сезона, по рапсу – с 2020 года. Конечно же, формирование добавочной стоимости внутри страны обеспечит не только загрузку уже существующих мощностей, но и наполнит казну, уменьшит уровень безработицы и социальную нагрузку на бюджет государства. Но выбранный ВРУ метод является примером недобросовестной конкуренции и, по сути, становится экспортной пошлиной. Переработчикам дали шанс нарастить объемы и расширить географию экспорта, а у производителей сырья его забрали. Варианты развития событий непредсказуемы, вплоть до сокращения площадей под культурами, экспорт которых подпадает под действие нового закона.

Вопрос открытия рынка земли остался в плоскости популизма и заискивания с электоратом и кредиторами.

Проблемы с логистикой (нехватка зерновозов и локомотивов) и постоянные прения экспортеров и АМПУ также негативно влияют на экспорт. Ситуацию усугубляют бюрократические проволочки и усложненный документооборот.Это требует от производителей и трейдеров инвестиций в формирование собственного парка вагонов. Альтернативой авто- и ж/д перевозкам видится логистика по реке. Но и она требует больших капитальных инвестиций. Круг пока что замыкается на негативном инвестклимате.

Без господдержки не обойтись портам. Если с наращиванием перевалочных мощностей и припортовой инфраструктурой частные инвесторы справляются сами, то вопрос дноуглубления и тоннажности отправок нуждается в государственной поддержке. Коль уж Украина декларирует рост валового сбора зерна и рапортует о планах расширения рынков, мы вынуждены конкурировать с южно- и североамериканскими «панамаксами». И цена – это единственный механизм, который позволит украинским экспортерам торговать с прибылью, позволяющей генерировать средства для последующих инвестиций в отрасль.

 

Коль уж Украина декларирует рост валового сбора зерна и рапортует о планах расширения рынков, мы вынуждены конкурировать с южно- и североамериканскими «панамаксами»

 

Пока украинские стартапы играются с дронами, которые уже активно используются во всем мире, Google и IBM уже работают над применением искусственного интеллекта в агробизнесе. Новый blue ocean – ag tech – наряду с блокчейном и big data уже стали мейнстримом. Компания DuPont, например, приняла решение о покупке поставщика сельскохозяйственного программного обеспечения и аналитических инструментов из Сан-Франциско – компании Granula. В Британии уже функционирует полностью роботизированная ферма, которую, кстати, частично финансирует правительство.

 

- С точки зрения мировой конъюнктуры какие факторы, по Вашему мнению, оказали ключевое влияние на украинский экспортный рынок агропродукции?

- Думаю, что не стоит еще раз возвращаться к погодному фактору: о том, что погода – это обстоятельство, которое сильнее нас, уже было сказано немало.

Политические аспекты также отразились на торговле. Из близкого для Украины это «помидорная» война Турции и России, игры с требованием к качеству пшеницы со стороны Египта, протекционизм Индии и прочие требования отдельных стран-импортеров.

Кроме того, ряд государств, преследуя геополитические цели или протекционистские настроения, создает препятствия в виде требований к качеству, обработке зерна или же импортных квот.

Европейская комиссия в сентябре повысила пошлины на импорт кукурузы, сорго и ржи в 2,12 раза. Размер пошлины на импорт кукурузы, ржи и сорго увеличен с 5,16 до 10,95 евро/т. Изначально пошлины были возвращены в августе 2017 г. после почти трехлетнего беспошлинного импорта зерна. Правда, ключевое украинское министерство считает, что возвращение пошлины на импорт кукурузы не окажет влияния на ежегодные квоты беспошлинного ввоза в рамках ЗСТ. Поэтому в части тарифных квот это никак не повлияет на украинских экспортеров.

Некоторую надежду на оживление рыночных тенденций вселяют и попытки вывести черноморское зерно из плоскости торговли сырьем в плоскость биржевых сделок.

 

- В 2017 году произошло много кадровых и структурных изменений в крупных транснациональных компаниях. Какие из них Вы считаете ключевыми? Отразилось ли это на работе рынка?

- Год был насыщен новостями о сделках M&A: COFCO завершила процесс приобретения оставшейся части акций компании Nidera Capital B. V., компания Archer Daniels Midland (ADM) 3 июля объявила о завершении приобретения французской компании Chamtor, Danone в этот же день в Париже заключила обязывающее соглашение с Lactalis о продаже Stonyfield за $875 млн. Китайская государственная химическая компания ChemChina привлекла $20 млрд., главным образом путем выпуска бессрочных облигаций, для финансирования покупки Syngenta и получила одобрение на завершение покупки WhiteWave. Правда, первая сделка немного омрачилась судебным иском от американских фермеров, которые настаивали на том, что из-за действий Syngenta они потеряли выход на китайский рынок. DuPont и Dow завершили слияние. COFCO International согласилась продать Syngenta свое подразделение по производству семян (а саму Syngenta, как я уже говорила, купил другой китайский гигант). Кроме того, CFIUS завершил обзор слияния Bayer и Monsanto.

Каждая из этих сделок, а также кадровые перестановки в LDC косвенно отражаются на глобальной торговле зерном, а значит, и на ценах, открытости и легкости входа на те или иные региональные рынки.

 

- Поделитесь планами компании на 2018 год и ожиданиями относительно развития ситуации в аграрном секторе во второй половине 2017/18 МГ.

- Daniel Trading SA усиливает свое присутствие на рынках ЕС, Турции и Израиля. Компания уже имеет ряд прямых покупателей, в том числе и транснационалов, и работает на условиях CIF, поставляя кукурузу, соевые бобы, шроты конечным потребителям. По результатам переговоров второй половины 2017 года мы получили контракты на ряд новых для нас товаров и в 2018 году будем активно осваивать еще одну нишу. Не хочу заранее раскрывать все карты, уточню лишь, что мы продолжаем работать с производителями комбикормов. Последний в 2017 году отчет USDA немного не оправдал ожидания экспортеров. В частности, пересчет в сторону увеличения начальных запасов кукурузы и сои, увеличение производства кукурузы и пшеницы, а особенно – незначительный рост потребления кукурузы по сравнению с ноябрьскими данными выдал массу вопросов. Мы ожидаем ценового разворота на рынке кукурузы и сои вслед за ростом стоимости нефти и наращиванием производства биоэтанола.

Интересно будет наблюдать за рынком ячменя. В результате напряженного баланса зерновой ячмень перестал быть аутсайдером. Спрос на него в этом году остается выше среднего ввиду резкого сокращения производства как под воздействием уменьшения посевных площадей в предыдущих периодах, так и под влиянием метеоусловий.

Мы не отвлекаемся на спекулятивные сделки и работаем на наличном рынке с реальными производителями и переработчиками. Поэтому для нас важны оценки динамики потребления каждой из стран, с которыми торгует Daniel Trading SA, а также их доверие к качеству украинской продукции. Мы не допускаем дефолтных сделок или проблем с качеством, поэтому сегодня сложно говорить о контрактах глубже, чем спот или 1-2 месяца.

В любом случае рынок – это саморегулирующийся механизм, и мы, как и многие экспортно-ориентированные компании, ищем точки баланса.

 

- Как директор молодой и динамично развивающейся компании чем Вы руководствуетесь, чтобы не просто устоять, а улучшить свои показатели и, соответственно, прибыль?

- Три «р» – репутация, развитие и реакция. Динозавры вымерли, потому что не смогли приспособиться к новому климату. Скорость реакции на изменения рыночной конъюнктуры гарантированно дает позитивный результат. Быстро переориентироваться на новые рынки, найти покупателей и наладить с ними деловые отношения в течение короткого промежутка времени – вот что позволит экспортеру не потерять прибыль. Естественно, это невозможно без безупречной деловой репутации. Мы живем в мире, где информация распространяется мгновенно, а «память» у поисковых систем длинная. Например, США закрывают представительство зернового экспортного лобби в Египте ввиду значительного сокращения объемов экспорта американского зерна на египетский рынок. В частности, в 2016/17 МГ Египет замыкал четвертый десяток перечня покупателей для США, тогда как еще в 2012/13 МГ входил в ТОП-5 данного рейтинга. Сегодня египтяне отдают предпочтение российскому и европейскому зерну, а также расширяют собственные площади под пшеницей.

Кроме того, для прибыльного трейдинга нужно взвешенно подходить к оценке собственного риск-аппетита. Комбинация длинных и коротких позиций должна сопровождаться использованием инструментов хеджирования.

 

Беседовала Анна Танская

Комментарии

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий

Похожие статьи