Рекордный экспорт vs торговые барьеры, или Как выжить трейдеру?

Источник

АПК-Информ

2289

 

Елена Нероба

Менеджер по развитию бизнеса Maxigrain

В этом году Украина как никогда приблизилась к объему валового сбора сельхозпродукции в 100 млн тонн, а первая половина 2019/20 МГ характеризуется рекордно высокими темпами экспорта, что свидетельствует о востребованности украинской продукции на мировом рынке. При этом трейдинг остается рискованным, рынок переполнен факторами влияния, вследствие чего прогнозируемость ценовой ситуации и объемов потребления становится все более абстрактной… К тому же никто не отменял торговые барьеры.

Как справиться с таким информационным потоком трейдеру и на что обратить внимание? Об этом и не только ИА «АПК-Информ» побеседовал с менеджером по развитию бизнеса Maxigrain Еленой Неробой.

- За счет рекордного производства пшеницы, ячменя и подсолнечника, а также второго после рекордного объема валового сбора кукурузы в Украине, рынок функционирует в условиях «высокий урожай – низкие цены». Можно ли гордиться рекордными объемами экспорта в таких условиях

- Украина в 2019/20 МГ собрала более 28 ММТ пшеницы, более 14,5 ММТ подсолнечника и более 9 ММТ ячменя. Производство ячменя – на одном из самых высоких уровней с 2010/11 МГ: больше было только в 2016/17 МГ – почти 10 ММТ. Этому поспособствовали высокие цены на ячмень на мировом рынке, сформировавшиеся в последние 3 сезона из-за снижения глобального предложения данной зерновой в мире. Увеличение предложения ячменя, которое длилось с 2012/13 МГ, начало снижаться с 2016/2017, достигнув в прошлом году отметки 166 ММТ. В этом году глобальное предложение выросло до рекордного уровня – 180 ММТ, при этом импорт увеличился всего на 8%, так что переходящие остатки вырастут и такого интенсивного роста цены ожидать не приходится.

Если говорить о пшенице, то урожай, превышающий 28 ММТ, является рекордным показателем для Украины. При этом в валовом сборе традиционно преобладала фуражная и низкопротеиновая продовольственная пшеница. На фоне большого предложения высокопротеиновой пшеницы в России на рынке сформировался спрос на украинское зерно, и на сегодня почти 70% из экспортного потенциала, оцененного в 19,5 ММТ, уже реализовано. В последнее время рынок находится в бычьем тренде, так как кроме высоких темпов экспорта со стороны Украины и ЕС, производство в следующем году в ряде стран может сократиться за счет снижения объема посевных площадей в Украине и США, а также неурожая в Аргентине, Австралии и Китае.

Подсолнечник, несмотря на традиционное давление на ценовую ситуацию в период уборки, пользуется спросом среди переработчиков, потому что мощности недозагружены, а спрос на подсолнечное масло поддерживается высокой стоимостью пальмового масла. Рекордные объемы экспорта в такие сжатые сроки – это показатель того, что рынку интересно украинское зерно, и, несмотря на крепкую гривню, оно остается самым дешевым на мировом рынке.

 

- Как все это в совокупности с укреплением курса гривни отразилось на маржинальности экспорта зерновых и масличных, а также продуктов их переработки?

- Естественно, крепкая локальная валюта делает цены на экспортные товары не столь привлекательными. В условиях понижательной ценовой конъюнктуры для реализации растущих объемов украинским производителям приходится снижать маржинальность. В будущем себестоимость может еще вырасти – за счет запуска рынка земли. Практически все производители понесли убытки из-за курсовой разницы, а многие трейдеры работают на марже, в 1,5-2 раза ниже привычной. Но сегодня пшеница и масло имеют хорошую фундаментальную поддержку, так что в ближайшие месяцы есть шанс восстановить маржу. При этом многие компании предпочитают не рисковать и не заключают контракты на весну/лето и новый урожай.

 

- Способствовало ли это увеличению конкурентоспособности украинской агропродукции на мировом рынке? Или в условиях высокого глобального производства трейдеры всех стран работают в +/- равных условиях?

- Сегодня мир настолько заполитизирован, что ценник одинаково реагирует как на изменение S&D, так и на геополитические изменения. Крупные страны-производители могут оказывать давление на покупателей с помощью манипуляций с поставками других товаров.

 

- С начала 2019/20 МГ также отмечалось укрепление российского рубля (пусть и не столь значительное) и ослабление евро. В результате на египетском рынке с причерноморской пшеницей усиленно конкурирует европейская. С учетом качественных характеристик зерновой насколько это усложняет работу украинским экспортерам?

- Ослабление евро – главный фактор, который позволил Франции вернуться на тендеры GASC, а на фоне завышенных ожиданий российских производителей в части премии за протеин, структура закупок египетского госоператора отличается от традиционной. Доля российского зерна сократилась почти на 20 пп, поставки из Франции занимают 9%, доля Украины выросла с 6% (в прошлом году) до 19% (по состоянию на сегодня). Евродоллар находится на уровне 1.11-1.12 и не может уже достаточно долго выйти из этого коридора, а Франция готова увеличивать экспорт. При этом отдельные традиционные для нее рынки импорт сокращают. Так что на рынке Египта мы ощутим конкуренцию с Францией. Остальные же украинские покупатели пока остаются нашими: «зачем платить больше?»

 

- В текущем сезоне отмечается активный интерес к закупкам украинской пшеницы, кукурузы и ячменя со стороны Турции. По Вашему мнению, чем это обусловлено?

- Турция кроме внутреннего потребления занимается реэкспортом, и частично растущий спрос обусловлен продажами в направлении Сирии, Ирана и других стран, которым из-за санкций тяжело самостоятельно осуществить закупки на рынке. Сейчас Иран закупил российскую пшеницу с поставкой в декабре по 212 USD/т на условиях FOB и возобновляет импорт после трехлетнего перерыва. Ожидаемый спрос со стороны госоператора – 3 ММТ до конца марта 2020 г.

 

- С учетом высокой конкуренции со стороны России на турецком рынке, насколько перспективным его можно считать? В целом, какие рынки сбыта стоит рассматривать как наиболее интересные в 2019/20 МГ?

- В июле-ноябре 2019 г. Россия продала почти 18 ММТ пшеницы, что значительно уступает прошлогоднему показателю (20,6 ММТ). Снижение экспорта на 18% обусловлено несоответствием ценовых ожиданий производителей и импортеров. Высокий протеин ключевым покупателям не был нужен и спрэд между фуражом и продовольственным зерном был минимальный. Египет и Турция остались лидерами в рейтинге российского экспорта. Но ситуация, которая складывается на российском рынке, не похожа на создание условий честной игры. ВТБ, хотя и заявляет о том, что не намерен торговать зерном на постоянной основе, все же соглашается, что нефть – ресурс не вечный, а вот зерно растет круглый год. Россия интенсивно пытается осваивать новые рынки, и государство поддерживает эту экспансию. Конкуренция на рынке Турции поддерживается торговлей оружием между Россией и Анкарой, но турки в отличие от русских трейдеров более свободны в выборе, поэтому тут вопрос будет только в цене. Кто дешевле – тот и продался.

 

- С учетом мировой конъюнктуры, какие культуры можно отнести к наиболее выгодным с точки зрения экспорта в текущем сезоне?

- Я ожидаю ценовое ралли в секторе пшеницы, и вижу несколько факторов кукурузной поддержки. Это же не соя, которую нельзя скормить мертвым китайским свиньям. На рынке зерна в этом сезоне поговорка про «обед по расписанию» работает в полной мере. Нехватка предложения фуража и рост цен на мясо подтолкнут производителей свинины, курятины и говядины к увеличению производства, а значит и росту спроса на кормовую группу.

 

- Какие особенности сезона-2019/20 Вы могли бы выделить на зерновом и масличном рынках?

- Забавно, но 2019-й по китайскому календарю – год свиньи. И для азиатских свинок он выдался неудачным. Смертельно неудачным. Либо свиньи в Китае и соседних странах когда-то закончатся, либо удастся остановить АЧС в ближайшие сроки. В любом случае, потребность в мясе нужно закрывать сегодня через внешние рынки. Значит там, где будут это мясо производить, нужны будут зерно и шроты. Китайцы, конечно, голодные бунты устраивать не будут – не та ментальность, но кормить Пекину их придется. Украинская курятина имеет все шансы воистину принести золотые яйца собственникам. А вот с АЧС не разобрались зря.

 

- Помимо логистики, с какими ключевыми трудностями пришлось столкнуться украинским трейдерам при экспорте агропродукции?

- Ничего нового в украинской логистике не произошло – как обычно все дружно жалуются, но экспорт идет рекордными темпами. Торговать зерном, наверное, очень интересно и выгодно, раз в этот бизнес решила вложиться АТ «Укрзализныця». А вот крупные транснациональные компании не в курсе этого и сокращают косты. Ждем, когда ПАО «Укртранснефть», например, начнет торговать маслом – какая разница, что «гонять» по трубам. Украине, видимо, мало двух гострейдеров.

 

- Если говорить о периодически вводимых правительством той или иной страны торговых барьерах, что было примечательным с начала 2019/20 МГ?

- Пока громких кейсов, кроме непродолжительного бана Вьетнамом российской пшеницы, не было. Всем хватает Трампа, который уже переругался с кем только мог. Пример работы России в ситуации с Вьетнамом мог бы быть хорошим уроком для Украины. Но кто конкретно должен был его выучить – не понятно. Все силы и умы направлены на обсуждение рынка земли, и времени на что-то другое не остается.

 

- На что бы Вы посоветовали обратить внимание участникам украинского агробизнеса в среднесрочной перспективе? Какие факторы будут оказывать ключевое влияние на ценообразование и торговлю в Причерноморском регионе? И какие меры стоит предпринять, чтобы минимизировать риски в будущем?

- На качество зерна в первую очередь. Пока покупателей устраивает цена, нотификации складываются в ящик. И как только рынок перегреется, он может стать ящиком Пандоры. Снижение курса евро добавит украинским трейдерам помимо привычных европейских конкурентов (Румынии и Болгарии) Францию, которой нужно где-то пристроить лишние пару миллионов тонн пшеницы.

 

Беседовала Анна Танская

Реклама

Вход