Великий локдаун-2020: как не утонуть в зерне – Atria Brokers (АПК-Информ: ИТОГИ №05 (71))

Источник

АПК-Информ

888

Ожидается, что последствия глобального экономического спада в 2020 году окажутся тяжелее, чем во время Великой рецессии 2009 года. В отличие от прошлого кризиса предложение зерновых на сегодня находится на очень внушительном уровне, более того, прогнозируется, что данный показатель значительно увеличится в 2020/21 МГ за счет переходящих запасов.

О том, как осуществляется торговля зерновыми в условиях карантина и как не утонуть в растущем море зерновых, ИА «АПК-Информ» рассказали представители брокерской компании Atria Brokers: соучредитель и брокер Валерий Люльченко, руководитель аналитического отдела и брокер Кристина Серебрякова и руководитель фрахтового отдела Тарас Панасюк.

История торговли причерноморским зерном в условиях карантина COVID -19

  • «Ценовой пик сезона» - до введения карантина в Ухане: 23-24 января был достигнут пик цен на причерноморскую пшеницу, кукурузу и ячмень

  • «Потери азиатского спроса» - конец января – середина марта: снижение цен из-за падения спроса в Китае

  • «Пшеничный ажиотаж» - середина марта – 26 апреля: рост цен на фоне объявления Всемирной организацией здравоохранения коронавируса пандемией 11 марта и введения карантина в странах-производителях. Этот рост получил дополнительное ускорение в конце марта, когда Россия ввела квоту на экспорт зерновых в размере 7 млн тонн с апреля по июнь 2020 г., а Украина «договорилась» относительно граничного экспорта пшеницы за сезон-2019/20 в размере 20,2 млн тонн

  • «Начало спада пшеничного ажиотажа» - после 26 апреля: снижение цен на фоне исчерпания квот на экспорт зерновых из России, усиление влияния погодного фактора.

 

- По Вашему мнению, какой сегмент зернового рынка пострадал больше всего?

Кристина Серебрякова (К.С.): Основной удар на себя принял рынок кукурузы. Именно кукуруза является сырьем для производства этанола, спрос на который катастрофически упал на фоне карантинного нефтешторма. IKON Commodities отметили, что из-за коронавируса ожидается сокращение мирового производства этанола на 25-50%, что тем самым создаст избыток предложения кукурузы в размере 30-60 млн тонн. Один мой британский коллега отметил: «Трудно представить, насколько велик удар по спросу на нефть. Обычно я проезжаю около 1000 км в неделю. Я заправляю машину приблизительно каждые 5 дней. После локдауна я не заправлял ни одну из своих машин в течение месяца. Это произошло практически за одну ночь. Никакого тебе замедления, никакого легкого смягчения. Одна ночь – и все. Ничего подобного в мировой истории еще не отмечалось». При этом не ясно, когда же возобновятся перевозки, и никто не застрахован от повторения такой ситуации в будущем. Аналитики «Агритель» подчеркнули, что договоренность ОПЕК и союзников относительно сокращения производства нефти на 9,7 млн баррелей в день была широко ожидаемой и нефтецены не отреагировали на этот фактор должным образом. Необходимо иметь в виду, что сокращение спроса в настоящее время может составить до 30 млн баррелей в сутки.

Помимо снижения спроса со стороны этанолового сегмента, также дает о себе знать ухудшение спроса комбикормовой промышленности ввиду закрытия части птицеферм и мясокомбинатов в разных странах.

С момента начала коронавирусной истории, когда причерноморский рынок зерновых был на своем ценовом пике, по 8 мая именно кукуруза подешевела приблизительно на 16 USD/т, или на 9%. Потери в кукурузном сегменте «надавили» и на другие зерновые фуражной группы – ячмень и фуражную пшеницу. Однако указанные зерновые находились в периоде сезонного спада продаж. Поэтому относительно них давление пришлось больше на новый урожай. Для продовольственной пшеницы все оказалось намного сложнее, так как если мы сравним цены 24 января и 24 апреля, то они практически одинаковы. Тем не менее, немало как продавцов, так и покупателей потеряли либо, наоборот, выиграли в середине этого периода за счет волатильности рынка.

- Как вводимые ограничения экспорта повлияли на активность торговли и заключения форвардов?

К.С.: С одной стороны, российские ограничения ускорили заключение форвардов в период с конца марта по конец апреля. Это способствовало «досрочному» исчерпанию российских 7 млн тонн экспортных квот на зерновые. Большинство операторов ожидали, что квоты исчерпаются к середине мая, тогда как таможенные декларации уже перестали оформлять 26 апреля. Рынок сработал по принципу «кто не успел, тот опоздал». При этом даже после того как отдельные операторы отказались от своих задекларированных объемов, большое количество мелких операторов так и не смогли оформить таможенные декларации после 26 апреля.

С другой стороны, трейдеры стали с большей осторожностью относиться к заключению сделок по новому урожаю. Слишком большое количество факторов усиливают волатильность рынка и повышают возможность дефолтов.

 

- Как повлиял COVID-19 на логистические маршруты, цепочки поставок, стоимость логистики и фрахт?

Тарас Панасюк (Т.П.): В дунайских портах Брэила и Галац были введены правила, согласно которым все суда, прибывающие из желтой и красной зоны на карте, подлежали обязательному карантину на 14 дней. Были слухи о введении карантина в Украине на 14 дней для судов, приходящих из ряда стран (в частности из Италии, Испании), однако это так и не было воплощено в реальность. Конечно, если на комиссии выявлялись случаи COVID-19 у команды судна, то оно отправлялось на карантин.

Что же касается фрахта, то ввиду снижения грузопотоков из-за ухудшения спроса ставки сильно снизились. Это на руку экспортерам, однако сильно уязвило судовладельцев. Сейчас возможной является ситуация, когда экспортер заявляет фрахт существенно ниже разумных рыночных пределов и ждет, пока не найдется судовладелец, готовый плыть по указанной ставке.

 

- Какие риски вышли на первый план во время карантина?

Валерий Люльченко (В.Л.): В целом, основные риски сводились к морской логистике (демередж в связи с возможным карантином судна), скорости доставки оригиналов документов и возможным отсылкам к форс-мажору в случае задержки судна. У нас пришло судно, а у 5 членов экипажа была температура 37,6-38,0°. Судно держали на карантине, пока делали анализы 48 часов. Благо, COVID-19 не подтвердился, и агропродукцию погрузили. Наземные службы работали как часы, проводили все виды погрузочных работ и в установленные сроки. Также отдельная тема – это ценовые риски. Волатильность рынка, вызванная постоянно меняющимся информационным фоном, привела к тому, что колебания на биржах на 2-3% в день стали нормой.

 

- Как изменилась структура импорта ключевыми игроками в контексте переключения на более дешевые товары?

К.С.: В связи с тем, что карантин пришелся на вторую половину сезона-2019/20, когда причерноморская фуражная пшеница и ячмень были в основном раскуплены, а относительно кукурузы и так ожидалось переключение импортеров на американскую, аргентинскую и бразильскую зерновую, то особо сильного изменения в структуре импорта не произошло. Основное изменение может прийтись на новый сезон, в частности кукуруза может еще немного потеснить фуражную пшеницу и ячмень.

 

- Как импортеры (например, Египет) меняли условия закупок, чтобы перестраховаться?

К.С.: Довольно неудачной первоапрельской шуткой стало объявление тендера Египтом с изменением правил предоставления продукции. В частности, было введено требование, согласно которому поставщик пшеницы (вне зависимости от страны происхождения зерновой) должен будет за свой счет заменить закупленную партию любой другой пшеницей, в случае если поставка будет задерживаться по причине ограничений из-за коронавируса. Более того, в целях формирования запаса пшеницы на 6 месяцев вместо стандартных 3-4 месяцев Египет сообщил о продолжении госзакупок зерновой даже на период проведения уборочной кампании внутри страны. Другие страны-импортеры в целях обеспечения внутреннего рынка продовольствием ослабили свои условия импорта. Марокко в начале мая объявило о том, что режим приостановки импортной пошлины на мягкую пшеницу продлится до декабря 2020 г. вместо 15 июня 2020 г. Саудовская Аравия призвала частный сектор импортировать 355 тыс. тонн пшеницы. Ливанское правительство рассматривало госимпорт пшеницы впервые с 2014 г. (около 80 тыс. тонн).

С другой стороны, ЕС – основной рынок сбыта украинской кукурузы – принял решение защитить свой внутренний рынок и в начале мая 2020 г. ввел пошлину на импорт кукурузы в размере 5,27 евро/т, а уже через неделю повысил эту пошлину до 10,40 евро/т.

 

- Каким Вы видите развитие цен в кукурузном сегменте?

К.С.: Относительно влияния карантина на цены аналитики FCStone очень четко подметили, что масштаб влияния этанолового фактора для рынка кукурузы в этом сезоне сравним с воздействием на соевый сектор торговой войны США и Китая в прошлом сезоне. Если говорить о рынке кукурузы, скажем так: в нем и без коронавируса царили понижательные ценовые фундаментальные факторы. После того как в 2018/19 и 2019/20 МГ мир собрал третий и второй по величине урожай кукурузы за всю историю, что надавило на цены, большинство стран по-прежнему собирались делать акцент на производстве указанной зерновой в 2020 г. Взять, к примеру, американских фермеров. Согласно опросу сельхозпроизводителей, USDA прогнозирует расширение посевов американской кукурузы в 2020 г. до 97 млн акров против 89,7 млн акров годом ранее. Отдельные участники рынка все же считают данный план уже неактуальным, поскольку опрос фермеров проводился до того, как цена на нефть стала падать. Тем временем на начало мая посевная кампания кукурузы в США выполнена на 51% против 21% за аналогичный период в прошлом году и против 39% в среднем за последние 5 лет. Такие темпы сева пока свидетельствуют о том, что американские фермеры уверенно следуют к выполнению озвученного плана. В случае осуществления подобное расширение площадей не сильно соответствует здравому смыслу. Возможно, сельхозпроизводители рассчитывают на продолжение господдержки.

Кроме того, Украина в этом сезоне, по предварительным планам, расширит площади под кукурузой на 15% в год – до 5,4 млн га. При этом на 4 мая посеяно уже 73% от плана против 53%.

Поэтому изо всех сегментов кукурузный находится в наибольшем проигрыше. Что может прийти на выручку кукурузным ценам? Разве что засуха в кукурузном поясе США, или если Китай возьмет и начнет выполнять свои обещания по закупке 15-20 млн тонн американской кукурузы в целях пополнения запасов.

 

- Какими Вы видите перспективы рынка пшеницы-2020?

К.С.: Если сравнивать рынок пшеницы, ячменя и кукурузы, то у первого с учетом текущих факторов больше всего надежд на более интересные цены, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. «Пшеничный ажиотаж» с середины марта по конец апреля способствовал тому, что на 1 мая стоимость зерновой с содержанием протеина 11,5% в портах Бердянска повысилась на 7% - до 187 USD/т. Это на 10% выше, чем за аналогичный период в прошлом сезоне. Большая часть экспертов считает указанные цены завышенными, так как ожидается сильное снижение мирового спроса на пшеницу. По подсчетам аналитиков Reuters, снижение составит, по консервативным меркам, 10-12 млн тонн в год, однако может составить и все 30-40 млн тонн, т.е. минус 5% в год. Первая неделя мая ознаменовалась незначительным снижением цен на фоне выпадения осадков в Причерноморье и Европе. Волатильность продолжает давать о себе знать.

В сегменте фуражной пшеницы цены в портах Бердянска демонстрируют относительную стабильность – 175 USD/т FOB на 8 мая, что соответствует стоимости предложений на 28 февраля. С одной стороны, урожай пшеницы 2020 г. в Украине ожидается приблизительно на 2 млн тонн в год меньше. С другой стороны, из-за недостатка влаги ожидается увеличение доли фуражной пшеницы, ну и, конечно, фактором давления является кукурузный сектор.

В отношении ячменя ожидания относительно снижения урожая-2020 в Украине по сравнению с прошлым годом наряду с прогнозами снижения сбора в отдельных странах-импортерах выступают довольно сильным аргументом в противовес давлению со стороны рынка кукурузы. На 8 мая предложения ячменя озвучивались на уровне 169 USD/т FOB Бердянск против 165 USD/т на 20 марта 2020 г. и 165 USD/т на 17 мая 2020 г. Кроме того, в кормовой формуле лишь ограниченную часть ячменя можно заменить кукурузой или фуражной пшеницей.

 

- Как страны будут выходить из карантина?

К.С.: Этот вопрос, пожалуй, является самым неопределенным. Слишком уж много переменных. Сейчас все говорят, дайте нам какие-то четкие сроки выхода из карантина для планирования и понимания перспектив торговли в новом сезоне. К сожалению, мы не застрахованы от того, что после послабления карантина количество заболевших вновь не начнет расти. Более того, вспышка может повториться через какое-то неопределенное время. Ясно одно: спрос страдает, а предложение пока показывает потенциальный рост в 2020/21 МГ. И удержаться на плаву в этом море зерновых будет основной задачей причерноморских трейдеров в новом сезоне.



Беседовала Анна Танская

Реклама

Вход