Все о подводных камнях при работе на украинском рынке сои – Система (АПК-Информ: ИТОГИ №08 (74))

Источник

АПК-Информ

1149

Как говорится, год на год не приходится и всегда есть место новым факторам влияния и сюрпризам, при этом текущий год для украинского рынка сои выдался особо примечательным в этом отношении. Какие ключевые тенденции мирового рынка и внутренние факторы оказали влияние на формирование ценовых тенденций? Какую роль в этом процессе сыграли пандемия COVID-19, соевые правки, активные темпы экспорта и сформировавшийся в конце сезона дефицит сырья? А главное – чего ожидать на старте 2020/21 МГ?

На эти и многие другие вопросы ИА «АПК-Информ» предоставил экспертные ответы коммерческий директор ООО «Система» Денис Кущаев.

Справка

ООО «Система» – крупнейшее предприятие в Украине по переработке сои с 17-летним опытом работы в сегменте переработки масличных. Производственные мощности расположены в г.Запорожье, что позволяет обеспечить предприятие квалифицированными трудовыми ресурсами, сырьевой базой и является удобным для доставки готовой продукции. Также компания имеет собственные мощности по приемке, очистке, сушке и хранению сырья прямо на заводе, что позволяет работать без остановок производства и вовремя обеспечивать поставки продукции для клиентов.
За время существования предприятие перерабатывало подсолнечник, лен и другие масличные культуры. В последние 10 лет компания сконцентрировала свои усилия на переработке соевых бобов. Производимые соевые шрот/жмых и масло реализует как на внутреннем, так и внешнем рынках.

 

 

- Еще в конце мая на украинском рынке сои сформировался дефицит сырья. На тот момент, по Вашим расчетам, сколько составляли объемы предложения и запасы сои на рынке до поступления нового урожая?

- По моему мнению, на тот период запасы сои на рынке составляли около 40-50 тыс. тонн, но следует учитывать ряд моментов:

- многие потребители сформировали достаточно большие запасы соевых бобов. Очевидно, что эти объемы на рынок не поступят, но данная ситуация обусловила снижение спроса на масличную;

- Украина импортировала около 20 тыс. тонн сои, что также оказало влияние на баланс спроса и предложения на рынке;

- конечные запасы сои никогда не снижаются до нуля, поскольку всегда есть участники рынка, которые до последнего сдерживают продажи. Ввиду этого предложения масличной старого урожая остаются на рынке и в первой декаде августа, когда на рынок теоретически могут поступать небольшие объемы сои ультраранних сортов, и в сентябре, когда уже систематически аграрии начинают активно реализовывать на рынок указанную культуру нового урожая. Но хочу отметить, что, учитывая холодную весну текущего года, я не думаю, что в этом году стоит ожидать поступления масличной до начала осени.

В свете вышесказанного возникает вопрос: какая доля из озвученных запасов сои будет реализована на рынок?

 

- Как Вы оцениваете активность экспорта сои и продуктов ее переработки в период межсезонья? Какие основные сложности возникают?

- В этот период, как, в принципе, было и в течение первых двух месяцев лета, объемы экспорта соевых бобов из Украины будут крайне ограниченными, и он будет осуществляться только благодаря закрытию позиций согласно ранее заключенным контрактам.

Если говорить о продуктах переработки, то соевое масло – экспортно-ориентированный товар. На внутреннем рынке данная продукция используется в кормовых целях, ввиду чего востребовано лишь сырое соевое масло, в то время как спроса на гидратированное нет, и 99% объемов его производства экспортируется.

Со шротом ситуация неоднозначная. Многие участники рынка почувствовали дефицит сои уже в январе-феврале, вследствие чего начали активно формировать запасы, что привело к резкому повышению цен как на сою, так и на шрот, в результате чего стоимость готовой продукции стала практически непроходной на экспортном рынке. Но внутреннее потребление данного продукта хоть и не такое низкое, как масла, но всё же объемы его производства в несколько раз превышают потребности украинских животноводов, ввиду чего часть компаний будет заключать и выполнять экспортные контракты. По моему мнению, экспортные поставки украинского шрота будут осуществляться преимущественно в Беларусь, цены спроса которой традиционно выше остальных ключевых стран-покупателей. Экспорт в других направлениях маловероятен. Хотя с учетом того, что некоторые компании контрактуются на достаточно долгий период (до полугода), я не исключаю, что будут осуществляться поставки небольших объемов согласно заключенным ранее сделкам.

 

- Насколько перспективным является импорт сои для переработки в Украине? Какие преимущества для переработчика можно получить и какие риски могут сформироваться?

- Я думаю, что импорт сои для переработки в Украине абсолютно не перспективный. С коммерческой точки зрения очень высока вероятность убыточности этого проекта. Почему? Потому что внутренний рынок у нас достаточно гибко реагирует на любые серьезные воздействия. Если сельхозпроизводитель видит, что есть спрос, то он повышает цену, а если спроса нет и ему нужны денежные средства для посевных/уборочных работ и т.д., то будет готов продавать по более низким ценам. Ведь в сельском хозяйстве, за исключением зимнего периода, всегда ведутся какие-либо полевые работы. Сначала посевная, потом первая уборочная, вторая и так фактически до декабря. И даже если изначально импорт сои будет экономически интересен, то после поступления на рынок импортированного объема спрос на масличную украинского происхождения снизится, на что в короткий срок отреагируют цены на продукцию, и импорт окажется убыточным.

Для чего импортировать сою? Для потребностей внутреннего рынка это бессмысленно, поскольку, как я говорил, ее объемы очень малы. Как мы видели, поступления на рынок 20 тыс. импортной сои уже было достаточно, чтобы внутренние цены обвалились на 1000 грн/т, или примерно на 40 USD/т. Это значительное снижение, и оно продолжалось некоторое время. Импортировать в Украину для последующего реэкспорта продуктов переработки – также неэффективный путь. Потому как многие страны, куда осуществляются их поставки из Украины, имеют свои перерабатывающие мощности, и они точно так же могут приобрести сырье на внешнем рынке. Возможно, в определенный период конъюнктура мирового рынка сложится благоприятным образом и импорт небольшого объема может быть выгодным, но и это нельзя гарантировать. Я думаю, маловероятно, что предприятиям, импортировавшим сою, удалось получить на этом прибыль.

 

- На фоне кризисных явлений, сформированных пандемией и карантином, изменилась ли маржинальность переработки сои в марте-мае текущего МГ? Если да, то на сколько?

- Пока я не вижу существенного влияния пандемии на маржинальность переработки сои, но она в целом нестабильна, и этот вопрос нужно рассматривать под другим углом. Во-первых, как на внутреннем, так и на внешнем рынках есть сезонность спроса. На внутреннем рынке это более ярко выражено. Во-вторых, маржинальность также может меняться от года к году. Это связано, в первую очередь, с доминирующей ценовой динамикой сезона. Наименьшая маржинальность характерна для растущего рынка: когда цены в сентябре-октябре фиксируются на минимальных уровнях, в течение сезона наблюдается их постепенный рост, и к маю – началу июня они достигают максимальных значений, после чего традиционно фиксируется их незначительный откат и уменьшение темпов торгово-закупочных операций. В таких условиях переработчики зачастую не успевают за повышением цен, ведь, как правило, сначала растут цены на сырье, а на продукты переработки – с небольшим отставанием.

К примеру, в прошлом сезоне ценовая ситуация развивалась иначе. В начале осени наблюдался незначительный рост цен, который сменился традиционным их снижением ввиду активного поступления на рынок предложений масличной нового урожая. Однако рост цен возобновился и продолжался практически до декабря. Уже в январе на рынке установилась тенденция постепенного снижения цен, которая продолжалось до начала нового сезона. Вот при такой конъюнктуре рынка маржинальность работы переработчика гораздо выше, поскольку он покупает сою дешевле, чем ожидал при заключении контракта, получая таким образом дополнительную прибыль.

У каждой компании свои финансовые возможности и торговые стратегии. Кто-то формирует большие запасы осенью, кто-то же осуществляет закупки ежемесячно по мере необходимости, но ни одно предприятие, как правило, не прекращает закупки даже в мае, потому как сои до конца сезона никому практически не хватает. Это, с одной стороны, вызвано либо вместимостью мощностей для хранения, либо сдерживанием продаж сельхозпроизводителями, не желающими реализовывать весь объем сои осенью, рассчитывая на рост цен в течение сезона. В связи с этим переработчику не всегда удается осенью сформировать запасы сырья, достаточные для работы до конца сезона.

Пандемия коронавируса оказала меньшее влияние, чем вышесказанные факторы. Безусловно, определенным образом она повлияла, в большей степени на внутренний рынок, так как на внешнем рынке спрос, как правило, очень высокий. Объемы производства соевого шрота в Украине невелики, и мы не основной производитель соевого шрота, а тем более – масла, в мире. Поэтому не всегда цены на продукты украинского производства изменяются в корреляции с трендом мирового рынка, и реализовать продукцию по более низкой или высокой цене – вопрос маневра. У нас нет предприятий, которым необходимо ежемесячно реализовывать 200 тыс. тонн соевого шрота, контракты на экспорт продукции которых носят системный и долгосрочный характер. Но в условиях пандемии снизились доходы населения и спрос на мясную продукцию. Если падает спрос на мясную продукцию, то он падает и на корма. Теоретически в сложившихся обстоятельствах цены должны были снижаться, а практически наблюдалось диаметрально противоположное. Карантин в Украине объявили в конце марта, а за период апрель-май цены на сою и продукты переработки выросли примерно на 80-100 USD/т, поскольку влияние других факторов было более существенным, чем пандемии.

 

- Осуществляете ли вы форвардные закупки сырья нового урожая? Если нет, то почему?

- Нет, мы не осуществляем форвардных закупок в больших объемах. Основной причиной этого выступает изменчивость рынка сои. Я знаю примеры, когда достаточно крупные компании во избежание рисков на рынке сои хеджируются на чикагской бирже. Но наш внутренний тренд постоянно идет вразрез с ее конъюнктурой, и, к сожалению, не удается обезопасить себя. В связи с этим я считаю, что заключать форвардные контракты на сою очень сложно и рискованно.

 

- На фоне отмены соевых правок и неопределенности с урожаем-2020, как Вы оцениваете уровень конкуренции за сырье в будущем сезоне?

- Данный вопрос интересный и неоднозначный, потому что сложно определить, какая доля сои в Украине выращивается официально, а какая нет. Все мы знаем, что достаточно большие объемы сельхозпродукции, не только сои, продаются за наличный расчет. Как Вы видите, предыдущие соевые правки не оказали никакого влияния на итоговый объем экспорта сои. И в текущем сезоне, пока они действовали, темпы экспорта оставались на очень высоком уровне. Почему? Потому что сельхозпроизводители продавали сою за наличные средства, а дальше она проходила определенные «бумажные трансформации» и уже официально поставлялась на экспорт. То есть правки экспорт сои остановили? Нет, не остановили. Они его усложнили? Да, усложнили, но недостаточно для того, чтобы повлиять на объемы поставок.

Изначально планировалось, что принятие соевых правок даст возможность переработчикам за счет уменьшения конкуренции со стороны трейдеров увеличить объемы закупок масличных культур и, соответственно, нарастить темпы экспорта продуктов с добавленной стоимостью. Произошло ли это? Нет, не произошло. Приобрести сою на внутреннем рынке по-прежнему сложно, а с каждым годом становится все сложнее, поскольку конкуренция при закупках очень жесткая. Поэтому я считаю, что соевые правки не сработали. Что даст закон об их отмене? Наверное, переведет неофициальные торговые операции в правовое русло, что является плюсом для страны. Как говорится, если мы не можем чему-то помешать, то нужно это возглавить. Пусть лучше этот процесс контролируется государством, будут платиться дополнительные налоги, чем он будет происходить на теневом рынке, а товар всё равно будет экспортироваться из страны через коррупционные схемы на таможне.

 

- Расскажите о Ваших ожиданиях относительно изменения спроса на продукты переработки сои в будущем сезоне как на внутреннем, так и на экспортном рынках?

- Если честно, глобальных изменений я не ожидаю. У нашей страны есть традиционные рынки сбыта продуктов переработки сои. Это, как правило, близлежащие направления: Кавказ, Турция, Беларусь и другие, граничащие с Украиной, страны Европы – и я не думаю, что они существенно изменятся. Также я не вижу факторов, которые могли бы существенно что-то изменить на украинском рынке сои в следующем сезоне. Спрос на внешнем рынке во многом зависит от мирового производства сои и того, каким будет тренд на глобальном рынке. Это важный вопрос, но ответ на него сложно предсказать. Случается, когда очевидно, что будет рост или снижение, а происходит обратное. В этом году все участники рынка ожидали дефицита сои и к нему готовились, в результате чего накрутили цены на сырье и продукты переработки до такой степени, что на экспортном направлении они превысили рыночные уровни.

Несмотря на то, что наша компания ведет деятельность на рынке очень давно, а сам я уже почти 4 года здесь работаю, я никогда не возьмусь предсказывать цены на сельхозпродукцию, тем более, когда к уборке еще не приступили.

 

Беседовали Андрей Волошко и Алина Тимофеева

 

Реклама

Вход