Сегодня фумигационная компания сродни пожарной команде – «МАРТЛЕТ» (АПК-Информ: ИТОГИ №09 (75)

Источник

АПК-Информ

1768

Юлия Шевченко

журналист

АПК-Информ

 

Исторически сложилось, что такую фитосанитарную процедуру, как фумигация, во многих странах мира осуществляют частные компании. Украина не является исключением. От того, насколько качественно и правильно работает оператор, проводящий обеззараживание того или иного сельскохозяйственного груза, зависит, конечно, многое. Но не все. Ведь с головней, к примеру, бороться надо не на судне, а задолго до того, как она туда попадает. На сегодняшний день некоторые участники зернового рынка считают фумигацию панацеей от всего живого (даже от спор головни) в партии, в буквальном смысле этого слова (хотя посмотрим, до чего дойдет прогресс). Другие участники убеждены, что фумигация – лишние затраты, которые любым способом нужно сократить, несмотря на требования стран-импортеров. Вспомнить хотя бы недавнее столкновение бизнесов по поводу необходимости обязательной установки системы рециркуляции при фумигации на судах зерна.

Как бы там ни было, всем участникам аграрного и смежных рынков однозначно необходимо искать ту золотую середину, которая устроит каждую из сторон и позволит Украине как минимум не сократить объемы экспорта зерновой продукции, а и увеличить валютные поступления от ее реализации в такой непростой экономической ситуации. Так где же она, эта середина? Она одна у всего рынка или все же у каждого из участников, от фермера до судовладельца, своя?

 

 

Денис Лаврищев, имеющий более 10 лет опыта работы в сегменте фумигации и являющийся директором ООО «Мартлет», сравнивает фумигационные компании с пожарными командами: «Когда на судне «пожар» из насекомых в партии зерна, мы мчимся его тушить фумигантами». Однако он не считает обеззараживание панацеей.

 

Сегодня всем участникам аграрного рынка важно понимать и учитывать то, что происходит с выращенным зерном до его экспорта и каким оно грузится на судно. Ведь в Украине среднестатистический фермер при выращивании зерна не знает, куда оно будет отправлено и когда – через две недели, месяц, полгода. И я не говорю сейчас о крупных социально ответственных агрохолдингах, речь идет о тех фермерах, которым надо реализовать свою продукцию по наиболее выгодной цене здесь и сейчас, чтобы иметь сиюминутный заработок. Фермер не интересуется, что будет с его зерном далее, на каком-то элеваторе, будут ли проверять эту партию на живых насекомых или мертвых, проводить какие-либо анализы. Он не думает, где будет храниться выращенное зерно, чего ж его должна отягощать мысль о том, в какую страну будет экспортирована эта партия? Тем более что у нас в Украине множество элеваторов, вернее, напольных складов, переделанных из бывших коровников, о фумигации в которых вообще речь не идет. Ко всему этому повальное большинство хранят свою продукцию или на улице, или в каких-то помещениях, в которых элементарно просто «крыша не течет». А когда разговариваешь с фермером и спрашиваешь, чего он за зараженностью не следит, в ответ получаешь: «Так ты ж в порту зерно обработаешь. Зачем нам это надо?». Конечно, это же усилия прикладывать надо: лаборанта или специалиста звать, выяснять, что с зерном происходит, подготовить склад, материалы купить, обработать… Я уже не говорю о том, что можно вызвать специальную команду, которая самостоятельно это сделает.

Сегодня фумигационная компания – пожарная команда. Когда на судне «пожар» из насекомых в партии зерна, мы мчимся его тушить фумигантами. До тех пор, пока мы ментально не изменимся, чтобы хранить зерно правильно и следить за его качеством не в момент, когда оно приезжает на терминал или грузится на судно, нет смысла даже говорить об отмене фумигации в Украине.

У фумигаторов, как и трейдеров зерна, есть конкретные контрактные обязательства. Однако их нет у фермеров. Поэтому когда зерно уже на терминале в порту или грузится на судно, его отправители хотят какого-то фокуса. Но есть процессы, на которые просто невозможно повлиять на биологическом уровне или же их ускорить. Один из интересных примеров: поступает зерно, зараженное головней, и у нас спрашивают, когда мы уже научимся фумигировать и от этого заболевания? И смысла нет доказывать, что с головней бороться в поле надо, задолго до его отправки в порт. Вот к чему мы, к сожалению, приходим. Сегодня основной целью для нас как фумигаторов является имплементация международных правил по фумигации. Нужно это, по крайней мере, по двум причинам. Во-первых, такие действия должны урегулировать рынок и дать возможность ему развиваться в направлении «от моря к земле». Второе, четкое регулирование даст понимание наличия данной услуги как таковой. Так как прошлые 4 года мы прожили под веяньем децентрализации, а учитывая то, что до этого была лишь видимость государственного контроля, сейчас мы можем получить что угодно, но точно не самодостаточный сервис. Наша команда постоянно ищет пути развития этой отрасли, и я надеюсь, что в ближайшие год-два на рынке смогут появиться новые услуги, обеспечивающие качество экспортного урожая. А то, что мы часто слышим призывы «давайте введем жесткий государственный контроль», считаю утопией, т.к. госорганы в данной отрасли – не лучшие менеджеры процессов мониторинга, намного эффективнее для этого привлекать другие инструменты.

 

 

Подобные «крики души» отдельных участников рынка не единичные. Это не может не радовать. Особенно, когда профильные ассоциации, общественные организации начинают, не скрывая правды ради своего интереса, жонглировать цифрами. К примеру, тем количеством нотификаций, которое получила Украина от импортеров за несоответствующее качество отгруженной сельхозпродукции. О нотах, фитосанитарном состоянии урожая-2020 и о замкнутом круге наплевательского отношения некоторых участников украинского сельхозрынка на будущее своей продукции рассказал президент Фитосанитарной ассоциации Украины Владислав Седик.

 

Основной особенностью в фитосанитарном состоянии урожая 2020 года в Украине является высокий показатель заспоренности грибковыми заболеваниями. Нестабильность агроклиматических погодных условий, а именно – засуха, затем обильные дожди, после которых снова высокие температуры, – все это создает благоприятные условия для развития грибковых заболеваний в посевах основных сельхозкультур. Так, в текущем году мы вновь наблюдаем значительный уровень заспоренности пшеницы Alternaria, Cladosporium, Fusarium, Ustilago, Tilletia.

Конечно, география экспорта украинского зерна очень широка. Однако особое внимание нужно уделить странам Африки и Азии. Во-первых, именно из данных регионов наблюдается стабильно высокий спрос на импорт сельхозпродукции. Второе, и самое важное, Африка и Азия имеют совершенно отличающийся от нашего климат. Ввиду этого те требования к импортной продукции, которые выдвигают страны данных регионов, являются для Украины достаточно специфическими. К примеру, для нас головня – абсолютно привычное грибковое заболевание. При этом есть целый ряд стран, в которых указанное заболевание просто-напросто отсутствует. Именно с целью того, чтобы так оставалось и дальше, государства вполне закономерно требуют свободных от головни партий импортируемого зерна.

Если быть точнее, то украинским трейдерам в текущем сезоне особое внимание надо уделить формированию партий зерновых назначением на Индонезию, Египет, Таиланд, Израиль, Китай, Саудовскую Аравию, Южную Корею, Мексику, Бразилию, Сирию, Малайзию, Катар и др. Эти страны жестче отслеживают импортную продукцию на наличие в ней Fusarium, Ustilago, Tilletia.

Для справки: с начала 2020 года по состоянию на конец августа Украина получила 161 нотификацию от стран-партнеров относительно несоответствия украинской продукции растительного происхождения их фитосанитарным требованиям. Практически половину нот (77) мы получили от Индонезии. В целом нотификации за указанный период Украине выставили 15 государств.

Все это является следствием выдачи «достоверных» фитосанитарных сертификатов. Если не говорить об их подделке или полном отсутствии, то зачастую нотификации мы получаем, когда в фитосанитарном сертификате пишут, что карантинных организмов нет, а страна-импортер их находит.

К большому сожалению, нередко фиксируются случаи, когда фумигационные компании торгуют актами выполненных работ. Также сейчас наблюдается негативная тенденция среди исполнителей фумигации: они в попытке удешевить процесс фумигации жертвуют необходимыми технологиями. Это все больше превращается в имитацию фумигации.

Плюс ко всему, каждому участнику рынка необходимо придерживаться элементарного: с сорняками бороться и на поле, и в местах хранения продукции, используя систему доочистки. С болезнями ситуация обстоит по-другому, с ними бороться начинают еще на этапе протравливания посевного материала, затем при необходимости применяют фунгициды по растениям. Когда зерно, зараженное какими-то болезнями, находится в складах, ничего уже сделать невозможно. Логично ведь вовремя проконтролировать возможное возникновение той или иной проблемы на правильном этапе. Это в дальнейшем позволит партии выращенного зерна соответствовать всем требованиям.

По большому счету, в Украине получают нотификации далеко не все компании. У нас есть целый ряд ярких примеров предприятий, которые эффективно взаимодействуют с сельхозпроизводителями еще на этапе выращивания продукции. Или же они сами являются производителями и четко понимают, какое зерно им надо вырастить, чтобы оно было экспортно-ориентированным.

Для того чтобы выровнять сложившуюся ситуацию, чтобы все участники рынка работали в равных условиях, нам вместе с государственными органами необходимо элементарно убрать коррупцию. Все остальное рынок сам отрегулирует. Как сказал один чиновник: «Порт – это узкое место, где все начинают «решать». И до тех пор, пока трейдеры будут экспортировать некачественную продукцию с помощью различного рода «порешаем», никто не будет стимулировать производителя выращивать экспортно-ориентированный товар. До тех пор будем сидеть и считать ноты.

 

Каждый на происходящее смотрит со своей колокольни и зачастую оценивает ситуацию, исходя из финансовых интересов. Однако не стоит забывать, что аграрный рынок – огромный и сложный механизм, в котором все шестеренки – и маленькие, и огромные – должны работать четко и слаженно. Так будет же и наш, украинский, аграрный рынок именно таким – четким и слаженным!

Реклама

Вход