Мировая торговля сейчас является чрезвычайно интересной, непредсказуемой и весьма динамичной – Трофимцева (АПК-Информ: ИТОГИ №2 (80))

Источник

АПК-Информ

2256

Как доказал 2020 год, даже самые сильные экономики мира могут пошатнуться от глобального кризиса. Уже почти год крупные индустрии, подстраиваясь под новые условия, стараются работать для удержания своих позиций. Некоторым бизнесам, большим или малым, это не удается, некоторым повезло больше, ведь карантин карантином, а обед по расписанию. О том, как справился украинский АПК с вызовами 2020-го, удалось ли Украине – одной из крупнейших аграрных стран – удержать свои позиции на мировом рынке, и о том, какие сейчас нужны агрополитические шаги для их усиления, АПК-Информ рассказала Ольга Трофимцева , председатель правления Ассамблеи аграрных палат Украины, экс-глава Министерства аграрной политики и продовольствия Украины.


 

- Ольга Васильевна, год назад в интервью АПК-Информ, которое было посвящено развитию украинского зернового рынка , Вы сказали: «Украине нужно работать над усилением своих позиций на мировом рынке». Насколько, по Вашим оценкам, представители украинского АПК (власть, отраслевые организации и непосредственно сами участники этого рынка) продвинулись в решении данной задачи в условиях реалий 2020 года?

- Отвечая на этот вопрос, действительно надо делать поправку на специфику ведения деятельности в 2020 году, общемировую ситуацию, а также на все негативные экономические процессы, которые были вызваны пандемией и ее последствиями практически во всех странах. Также стоит отметить, что в таких условиях чрезвычайно сложно усиливать позиции Украины на мировом рынке, важно было хотя бы не потерять те, которых уже удалось достичь. Поэтому здесь можно сказать, что этот год был достаточно неплохим для украинского АПК и страны в целом. Все прекрасно помнят ситуацию с форвардами, с форс-мажорами, из-за которых возникали невыполнения контрактов, с неурожаем и другими факторами, которые существенно повлияли в 2020 году на деятельность украинских агрокомпаний. Однако, если посмотреть совокупный результат, то Украина в прошлом году снова получила от аграрного экспорта $22,2 млрд. Конечно, зафиксировано снижение объемов отгрузки зерновой продукции по сравнению с показателем 2019 года, однако увеличение цен на продукцию позволило не потерять стране в стоимостном выражении. Такой объем валютной выручки еще раз доказывает, что ситуация была не такой и плохой для украинского аграрного экспорта.

Это является одной стороной медали, другой является то, что сейчас еще чаще, чем всегда, меняется конъюнктура рынка. Соответственно, его участникам нужно быстро реагировать на изменения и на уровне компаний, и на уровне секторальных объединений, и, конечно, на уровне государства. Ситуация в мировой торговле и аграрной в том числе сейчас является чрезвычайно интересной, непредсказуемой и весьма динамичной, ведь постоянно заключаются какие-то двусторонние или региональные соглашения о преференциальной или свободной торговле. Кроме того, начинаются или заканчиваются, или же даже обостряются какие-то торговые войны, как между США и КНР. Все это, конечно, хоть иногда и опосредованно, влияет на Украину. И это только один из существующих примеров, а на самом же деле подобных скрытых торговых споров происходит много. Соответственно, все эти процессы нужно отслеживать, чтобы иметь возможность на них соответствующим образом реагировать. Поэтому, подводя итог 2020 года, если говорить о результате, который все же измеряется в валютных поступлениях в страну, можем сказать, что выручка $22,2 млрд от аграрного экспорта – это очень и очень неплохо.

 


Я считаю, что было правильным решением позволить украинскому аграрному бизнесу работать в свободном режиме


 

- По Вашему мнению, какие наиболее действенные шаги были осуществлены государством для усиления позиций Украины на мировом рынке? Чего, по-Вашему, так и не было сделано?

– Мне очень импонировала деятельность нашего торгового представителя – господина Качки. Все прекрасно знают, что я критиковала и продолжаю критиковать решение о фактической ликвидации и неполноценном восстановлении Минагрополитики, что также, по моему мнению, очень негативно повлияло на представительство Украины на международных рынках. Тем не менее, наш торговый представитель в рамках своих полномочий старался делать все возможное, чтобы наша страна не потеряла своих позиций. Очень классным прецедентом, как по мне, стало вовремя заключенное соглашение о зоне свободной торговли с Великобританией. В этом вопросе украинская торговая политика сработала очень хорошо. Кроме того, Тарас Качка вошел в состав руководства IGC, стал заместителем председателя совета этой международной организации. Это тоже чрезвычайно важно, ведь раньше существовала проблема с тем, что украинские представители присутствовали в составах крупных и значимых мировых организаций, однако их никогда не было слышно. Так вот, в последние годы это начало меняться, а в 2020 году благодаря Т.Качке – особенно. Происходит это также не без участия и поддержки отраслевых ассоциаций. Эта тенденция очень радует, ведь Украина становится более заметной в международных организациях. Если мы позиционируем себя как одного из ведущих экспортеров аграрной продукции, нам нужно иметь свой голос в переговорах в рамках той или иной международной организации, так же, как и иметь возможность отстаивать свои интересы на различных уровнях. Поэтому отличным шагом является то, что Украину видят, слышат, с нашими представителями общаются.

Также стоит отметить, что украинское правительство не поддалось той общей истерии, которая особенно остро ощущалась весной-летом во многих странах относительно введения ограничений на экспорт определенной агропродукции. Некоторые страны, в том числе и РФ, внедряют до сих пор дополнительные квоты на отгрузку определенных видов сельхозпродукции. Я считаю, что было правильным решением позволить украинскому аграрному бизнесу работать в свободном режиме. Это дало возможность показать Украину миру как предсказуемого и стабильного партнера, который не бросается в крайности, а прогнозируемо осуществляет свою торговую политику.

- Можно сказать, что в текущем сезоне всему украинскому аграрному рынку или и всей Украине как никогда сыграл на руку Меморандум между зернотрейдерами и властью? Ведь были бы какие-то ограничения экспорта – не было бы $22,2 млрд.

- Да. Если говорить о меморандуме, то, с одной стороны, многие его критикуют и говорят, что он не имеет юридической силы, что это исключительно символический документ, но на самом деле этот символизм действует. По-моему, это инструмент диалога. И он именно для этого и вводился для общения бизнеса и правительства о положении вещей на рынке. Ведь как только возникали какие-то тревожные сигналы на рынке, все сразу садились за стол переговоров и разбирались, нужно ли каким-то образом корректировать цифры, прописанные в приложении к меморандуму. Этот документ является неким soft power – мягким механизмом рыночного влияния, который, как мне кажется, пока что неплохо используется.

 


Выйти на новый рынок сбыта – прекрасно, а вот действительно закрепиться на нем – более сложная задача


 

- В такой сложный период Украине все же удалось открыть новые рынки для сбыта зерна. Например, Пакистан в 2020/21 МГ начал закупать украинскую пшеницу, муку и кукурузу, Саудовская Аравия вернулась к закупке пшеницы после длительного перерыва, Таиланд кроме пшеницы начал покупать кукурузу. Могут ли данные рынки стать для нашей страны не временными?

– На самом деле, открытие/закрытие рынков – это постоянный процесс. К тому же, открытие определенного рынка не происходит за год, работа для этого ведется 3-5 лет. В этом вопросе я согласна с некоторыми коллегами, которые говорят, что это замечательно, что мы делаем много работы для выхода на новые рынки, и главное, чтобы эти рынки потом не закрывались. Стоит уделять много внимания безопасности и качеству продукции, которую мы поставляем на эти рынки, чтобы Украина не получала нотификаций. «Застолбиться» на новых рынках можно только, стабильно, согласно заключенным договорам поставляя на них качественную продукцию. Это, опять же, позволит воспринимать Украину как надежного торгового партнера. Самое главное, причем в торговле с любой страной, понимать, что конкуренция на рынках достаточно высока. Тем более на таких, как рынок муки, которые являются не такими большими, как зерновой. К тому же, на рынке муки играют такие мощные конкуренты, как Турция, Россия, и другие страны. Как мы все понимаем, иногда борьба бывает не такой белой и честной, как того хотелось бы. Соответственно, нужно очень внимательно относиться к своей репутации, постоянно работать на новых рынках, презентовать свою продукцию . В свое время очень уместно продвигали аграрных атташе, которые должны постоянно представлять интересы украинских производителей. Это такие небольшие капли, которые складываются в единый вспомогательный массив. Кстати, я очень рада, что в этом году наши представители есть на выставке Gulfood, несмотря на меньшее количество посетителей и компаний, которые выставляются. Подытоживая свой ответ, скажу, что выйти на новый рынок сбыта – прекрасно, а вот действительно закрепиться на нем и поставлять свою продукцию не только в течение нескольких лет, а десятилетий – более сложная задача.

 


Украине нужно, подобно Евросоюзу, активно-агрессивно работать над торговыми сделками


 

- О роли зон свободной торговли (ЗСТ) для развития украинского агросектора. С 1 января 2021 года вступили в силу два новых соглашения о ЗСТ Украины – с Израилем и Великобританией. Какие перспективы для торговли сельхозпродукцией с этими странами открываются для Украины и какие существуют подводные камни?

- Относительно заключения соглашения о ЗСТ с Израилем отмечу, что это был довольно длительный процесс. Ожидания от того, что оно уже вступило в силу, только положительные. Израиль вроде бы не такой большой рынок, однако, с другой стороны, для некоторых групп продуктов является достаточно премиальным. Что касается Великобритании – это большой рынок. Он является чрезвычайно интересным для многих украинских производителей как растениеводческой, так и животноводческой продукции. Очень хорошо сработала наша торговая дипломатия в подготовке соглашения с этой страной. Считаю, что этот рынок открывает хорошие перспективы для нашего АПК, несмотря на все неопределенности, которые остались между Великобританией и ЕС. Ведь, как пишут европейские СМИ, в марте ожидается еще больший хаос на границе по поставкам продукции, ведь на переустройство некоторых вещей требуется время. Дополнительный барьер, который будет существовать между ЕС и Великобританией, дает нам шанс с нашим соглашением, который, надеюсь, украинские производители используют. Ну, а пока ожидаем цифры. Уже по результатам 2021 года можно будет делать первые выводы.

В общем, соглашения о преференциальной торговле, о свободной торговле с другими странами в каждом случае нужно оценивать и просчитывать, каким образом они должны выглядеть. Несмотря на глобальные тенденции в мировой торговле, в том числе аграрной, регионализацию, ослабление глобальных институтов, таких как WTO, считаю, что нам однозначно нужно, подобно Евросоюзу, активно-агрессивно работать над такими сделками, ведь это дополнительные рычаги и возможности для украинских производителей.

- Украина и Вьетнам также выразили взаимную заинтересованность в заключении соглашения о свободной торговле. Ранее Вы отмечали Вьетнам как перспективный рынок сбыта для украинской сельхозпродукции. На сегодня мы видим незначительные поставки пшеницы из Украины в последние 2 сезона, и в текущем МГ начались поставки муки. По Вашему мнению, какие меры необходимо принять Украине для увеличения объемов поставок в данном направлении, учитывая еще и конкуренцию с РФ?

- Понятно, что нужно продолжать межправительственный диалог, ни в коем случае не замораживать его. Другим моментом является последовательность и системность в действиях. Если уж возобновились поставки какой-то продукции, то нужно закрепиться на этом рынке, подтвердить качество нашей продукции, надежность как поставщика, ну и говорить о других продуктах. Я считаю, что соглашение о преференциальной торговле с Вьетнамом как минимум имеет смысл. Поэтому нужно переходить от разговоров в активную фазу.

 

- Как и ранее, среди важных регионов сбыта украинской продукции остаются страны Азии, Африка и ЕС. Какие изменения за прошлый год в развитии экспорта в данных направлениях стоит отметить?

- Опять же, сложно оценивать из-за достаточно негативного влияния пандемии, и относительно Африки могу сказать, что по сравнению с 2019 годом в 2020-м объемы поставок украинской продукции в ее страны уменьшились на 12%. Это является не очень приятным моментом, ведь всем известно, что раньше Египет был всегда крупнейшим покупателем украинского зерна . Кстати, в 2020 году его подвинул Китай, что и стало, наверное, одним из основных факторов уменьшения агроэкспорта в страны Африки. Однако $2,9 млрд – тоже неплохой показатель, как по мне. Нужно работать дальше, к тому же по всем направлениям континента, потому что сейчас большее сосредоточение есть на открытии стран Северной Африки.

Ситуация с агроэкспортом в страны ЕС по итогам 2020-го является такой же – падение более чем на 10%, до $6,7 млрд. При этом видим увеличение импорта агропродукции в Украину как из Евросоюза, так и в целом. Считаю, что нам стоит сейчас очень внимательно смотреть на ЕС, тем более, учитывая переговоры по пересмотру условий зоны свободной торговли, а именно – нашей торговой части Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Это будет непростой период переговоров с таким мощным экономическим игроком, но нужно долбить скалу. Нужно договариваться, ведь уменьшение экспорта в этот регион является тревожным звоночком.

Что касается стран Азии, то с этим направлением все у Украины хорошо: за прошлый год получено почти $11 млрд от агроэкспорта, что больше показателя 2019 года. Как я уже говорила, достигнут такой результат в основном благодаря Китаю. Фактически страны азиатского региона в 2020 году закупили почти половину агропродукции, экспортируемой из Украины . Тем не менее, мне кажется, что тезис о диверсификации наших географических рынков сбыта аграрной продукции, на котором я акцентировала внимание всегда, остается актуальным. Ведь ситуации на рынках могут трансформироваться из-за смены политиков, взглядов и проч. Например, в ЕС сейчас происходит экологизация аграрной торговой политики. Поэтому вопрос, каким образом повлияет введение европейского зеленого курса на украинский АПК и аграрно-продовольственный экспорт, остается открытым. Я здесь довольно сдержанно оптимистична, но, думаю, что нам нужно быть готовыми к таким себе экологическим нетарифным ограничениям. Стоит уже сейчас рассматривать другие возможности для сбыта нашей продукции.

 

- И какие именно, по Вашему мнению, направления стоит рассматривать?

- Африканское, о котором уже шла речь. Понятно, что на этом рынке будет другая структура экспорта, другая доходность по определенным продуктам. Также не стоит забывать и о Северной Америке, о той же Азии, вернее, всей ее остальной части, кроме Китая. Также есть огромная страна – Вьетнам, с которой стоит обсуждать двусторонние возможности, если не зону свободной торговли, то условия преференциальной торговли. Нужно внимательнее смотреть на Корею, Японию, Сингапур и другие страны. Индия также является достаточно большим, хоть и сложным рынком, над расширением возможностей которого тоже постоянно нужно работать. Также хотелось бы обратить внимание наших агропроизводителей и экспортеров на рынок Ближнего Востока, регион МENA, страны Персидского залива, ведь не Саудовской Аравией единой... Есть такие небольшие, но очень интересные с точки зрения их маржинальности страны, как Оман, Катар, Кувейт, и большие – Пакистан, Иран, Ирак, которые имеют свои определенные ограничения с точки зрения работы с ними.

 

- За год карантинного 2020-го практически не было возможности проводить очных межправительственных встреч, активно посещать международные выставки/конференции и общаться с потенциальными партнерами. Как, по Вашему мнению, все это скажется на узнаваемости украинского бренда?

- Ну, во-первых, это временная мера. Ничего при этом не мешало переходить в онлайн, как это сделал практически весь мир. Все глобальные мероприятия, такие как International Green Week и Global Forum for Food and Agriculture в Берлине, в этом году проводятся в онлайн-режиме и ничего, все прекрасно пообщались. Крупнейшая в мире органическая выставка BioFach также происходит онлайн. Откровенно скажу, что у нас тоже в 2020 году отменилось и несколько бизнес- и торговых миссий в другие страны, в том числе Персидский залив, ЕС. Конечно, думаю, что все уже хотят вернуться к офлайн-режиму. Важно, несмотря на такие форс-мажорные обстоятельства, стараться работать дальше. Есть переписка, которая всегда и так присутствует в официальном общении. Встречи на двустороннем уровне происходили и на уровне офлайн, наши делегации летали и в ЕС на заседания комиссий. Поэтому эта временная ситуация, возможно, где-то немного и притормозила движение, но точно нельзя сказать, что прямо помешала дальнейшему развитию. Скорее нужно обратить внимание на системность таких переговорных процессов, потому что, когда мы говорим о представительстве интересов Украины за рубежом или, наоборот, о работе с иностранными компаниями, которые работают в нашей стране, являются покупателями нашей продукции или инвесторами в украинский АПК, для всех них важнее системность, прозрачность, банальное верховенство права.

 


Сейчас Минагрополитики фактически не отвечает за внешнее направление, что институционально ослабляет украинский АПК


 

- С чего тогда, по Вашему мнению, надо будет начинать восстановленному Минагрополитики в вопросе открытия новых рынков и укрепления отношений с существующими? И в целом, по Вашим оценкам, когда Министерство аграрной политики и продовольствия сможет полноценно вернуться к таким глобальным и важным для украинского агропромышленного рынка вопросам?

- Хороший вопрос. Это действительно будет зависеть от того, когда это восстановленное министерство будет иметь весь необходимый функционал. Считаю, как бы это ни выглядело недипломатично, решение об оставлении Госпродпотребслужбы в структуре Минэкономразвития недоразумением. Минагрополитики должно было бы восстановиться со всеми функциями, которые ему принадлежали до реорганизации . Ведь сейчас без Госпродпотребслужбы, условно, трудно себе представляю, каким образом вообще министерство будет принимать участие в процессах открытия внешних рынков. Если этот функционал оставить за Минэкономики, последует «разрыв по горизонтали». И не понятно, чем тогда вообще будет заниматься Минагрополитики, ведь на сегодняшний день, согласно постановлению Кабмина, это просто минрыбкадастр. В этом вопросе я остаюсь очень критичной и прямой и считаю, что нужно восстановить министерство в полноценном его функционировании, чтобы оно могло полноценно отстаивать интересы украинского АПК на внешних рынках или внутри страны. Это не моя личная прихоть. Если посмотреть на опыт других стран, в том числе европейских, которые являются экономически успешными, увидим, что там есть профильные министерства, отвечающие за агропромышленный комплекс и фактически за всю цепочку – от производства продукции, развития сельских территорий, экологических аспектов аграрной политики и заканчивая сбытом этой продукции, и на экспорт в том числе. У Минагрополитики была куча рабочих групп с представителями разных стран, встречи между министрами. А у нас сейчас министерство фактически не отвечает за внешнее направление. Считаю, что институционально это ослабляет украинский АПК, если говорить о глобальных рынках.

 

- Ольга Васильевна, благодарю вас за такую, как всегда, интересную беседу. Также не могла не уделить внимания Вашей новой должности – председатель правления Ассамблеи аграрных палат Украины. Поделитесь своими впечатлениями от такого назначения.

- Это довольно интересная институция - Аграрная палата. Подобные существуют в европейских и других странах. Если обратиться к истории, то, наверное, одним из древнейших инструментов, которые работали в Великобритании и некоторых других государствах, были именно институты, представительства землевладельцев и агропроизводителей на региональном и государственном уровнях – аграрные палаты. Поэтому для меня возглавлять Ассамблею аграрных палат является большой честью. Очень рада, что коллеги из украинских аграрных палат выразили мне такое доверие. На сегодняшний день Ассамблея аграрных палат объединяет региональные палаты в 16 областях Украины. Моей задачей является создать аграрные палаты во всех регионах страны. Это, в первую очередь, работа на региональном уровне. Работа, прежде всего, по земельному вопросу, который накануне открытия рынка земли является очень актуальным. Речь идет и о защите интересов владельцев паев, земельных участков, арендаторов. Работать будем с микро- и малыми фермерскими хозяйствами, крафтовиками, семейными хозяйствами.

Вторым аспектом деятельности Аграрных палат является развитие в Украине по опыту европейских стран консультативной помощи (дорадничества), юридического, экономического и финансового консультирования. Недальновидным было решение предыдущего правительства по ликвидации на областном уровне управлений агропромышленного развития во многих регионах. По моему мнению, очень важно, чтобы был определенный заменитель, объективный партнер государства, с одной стороны, а с другой – объективный и в то же время нейтральный партнер малых фермеров и землевладельцев в регионах, некий аграрный ЦПАУ.

Кроме того, у нас параллельно с открытием рынка земли в стране происходит децентрализация, которая также совершается не очень оптимально. А такие институты, как аграрные палаты, нужны на региональных уровнях, чтобы дополнительно фиксировать все моменты в развитии сельских территорий и АПК, а также иметь возможность влиять на них вместе с теми аграрными ассоциациями, которые есть на местах.

Это если очень сжато и коротко. Со временем буду понемногу знакомить всех с Ассамблеей аграрных палат, ведь действительно не все знают эту организацию.

Беседовала Юлия Шевченко

Реклама

Вход