Ситуация с импортом пшеничной муки в Украину неприятна, но не катастрофична – «Борошномели України»

Источник

АПК-Информ

3878

2020/21 МГ испытал на прочность всех без исключения участников аграрного рынка Украины, но именно переработчики чаще всего оказывались между молотом и наковальней, лавируя между «хотелками», с одной стороны, аграриев, а с другой – хлебопеков и импортеров. Текущий МГ запомнится мукомолам сезоном высоких цен на сырье, резким сокращением объемов экспортных поставок украинской муки, а главное, впервые за всю историю независимой Украины целесообразным, но все же вынужденным резким приростом импорта пшеницы и пшеничной муки в страну…

Каковы последствия этого для рентабельности переработки и будущего отрасли? О чем говорят параллели с импортом ржи и ржаной муки белорусского происхождения в Украину, и есть ли риск повторения ситуации? Да и в целом, так ли страшен импорт пшеничной муки, как его малюют?

С толком и расстановкой в интервью АПК-Информ с Родионом Рыбчинским, директором ГС «Борошномели України».


 

 

- Несмотря на все новые ценовые максимумы, реализация зерна аграриями малоактивна, и у переработчиков есть проблемы с формированием сырьевой базы. И вот наступил момент, когда украинские предприятия не то чтобы столкнулись с необходимостью импорта, но посчитали его более рентабельным в текущих условиях. Если такая тенденция имеет место быть в текущем сезоне, то чего ожидать в следующем? Ведь мы понимаем, что аграрии почувствовали некую власть и политика сдерживания продаж от сезона к сезону только усугубляется.

- Будем говорить объективно, мы это уже проходили по рынку ржи, когда начинался импорт сырья, а затем и ржаной муки, теперь мы пришли к пшенице. Сперва зернопереработчики начали импортировать пшеницу, а потом и сами хлебопеки – пшеничную муку. Скажется ли это на сельхозтоваропроизводителях? Боюсь, что не особо, потому что они соизмеряют рынок сбыта своей продукции. Одно дело, когда речь идет о десятках миллионов тонн на экспорт, и совсем другое – от силы 2 млн тонн для переработки в муку. Понятно, что мукомолам импорт пшеницы выгоден, потому что она покупается, исходя из качественных параметров и ценовых ориентиров.

 

- В 2020/21 МГ объем импорта пшеницы в Украину возрос в 7,7 раза. Хотя в абсолютном выражении его доля мизерна, данная тенденция дает определенные сигналы. К тому же в текущем сезоне резко увеличился и объем импорта пшеничной муки. Досадно за государство, за отрасль?

- Досадно, не досадно… Я думаю, что любой руководитель предприятия, в первую очередь, беспокоится о том, будет ли досадно его сотрудникам не получить заработную плату и потом прийти к своим семьям и сказать об этом. Поэтому в данной конкретной ситуации спрашивать, досадно ли за державу, нужно, в первую очередь, у державных мужей, которые официально получают зарплату и имеют статусы в Верховной Раде, Кабинете министров, Офисе президента. Вот им, как говорится, по закону положено досадовать и переживать за государство. Но у них, судя по всему, этой досады нет. Поэтому чего же нам быть недовольными по отношению друг к другу?

Это бизнес, и как бы нам ни было горько осознавать то, что хлебопеки покупают муку в Беларуси, а не нашу, их тоже можно понять. Ведь даже с учетом логистики белорусская мука обходится им на 15%, а то и 20% дешевле муки, произведенной на наших предприятиях. Вот и все.

Естественно, мы можем долго дискутировать в отношении того, что белорусская мука уж слишком высокого качества, поэтому, вероятнее всего, она произведена не из белорусской, а из российской пшеницы, и далее рассуждать о связанных с этим политических аспектах. Но, опять-таки, это будут только наши разговоры и не более того. Мы то к этому не имеем никакого отношения. Это работа наших предприятий и хлебокомбинатов. Да и, по сути, когда граждане идут в магазин за буханкой хлеба, их не особо волнует, из какого сырья она произведена, равно как и до этого никто не знал, что она произведена, например, не из киевской муки, а из муки соседних регионов. Ведь в Киеве хлеб выпекается не только из муки, произведенной на «Столичном Млине», но и из муки целого ряда других предприятий, в т.ч. достаточно далеко находящихся, и так в каждом регионе.

 

- Но ведь все равно ситуация с импортом крайне неприятна… В чем или в ком видите ключевую причину?

- Безусловно, данный аспект очень неприятен для мукомолов, но мы прекрасно осознаем, что причина не в нас и не в хлебниках. Мукомолы прекрасно понимают, что хлебопеки шли бы нам навстречу и покупали украинскую муку, если бы мы были способны предоставить им ту цену, которая бы их удовлетворяла. У них целый ряд очень серьезных неприятностей с торговыми сетями, а через торговые сети реализуется 2/3 хлеба, который производится крупными товаропроизводителями. Мы понимаем, в каком «узком горлышке» они находятся, но, к сожалению, не можем обеспечить поставки более дешевой муки по причине того, что мы не в состоянии купить пшеницу по более низкой цене, так как наши сельхозтоваропроизводители ориентированы на цену СРТ-порт, достаточно условно отнимая от нее затраты на логистику и пытаясь по такой цене продать нам. При этом мы прекрасно осознаем, что наступит апрель, май, когда уже прояснится ситуация с новым урожаем и станет понятно, что его будет много и т.д. и т.п., вот тогда наши сельхозпроизводители активизируются и будут предлагать пшеницу на 200-300-500 грн/т дешевле. Но, как говорится, дорога ложка к обеду. Понятно, что ситуация изменится, так всегда происходит, но сейчас для мукомолов крайне тяжелое время.

 

- Похожая ситуация была с импортом белорусской ржаной муки, которая заполонила внутренний рынок Украины и очень утяжелила работу перерабатывающим предприятиям: кто-то ушел в глубокие минуса, кто-то вовсе обанкротился, и долгое время рынок держался практически на единицах, продолжающих верить в будущее данного сегмента рынка и своими силами возрождающих его. С учетом того, что в текущем сезоне уже есть тенденция импорта пшеничной муки, существуют ли опасения и риски повторения ситуации? Как с ними бороться? Предпринимает ли ассоциация, со своей стороны, какие-то шаги?

Ассоциация «Борошномели України» проводит встречи с Минэкономики и рассматривает вариативность каких-либо методов, при этом мы понимаем, что этих методов на текущий момент в законодательстве Украины просто не существует. Поэтому нужно быть объективными. Ассоциация, например, в этом вопросе уже точно ничего сделать не может. Для этого, повторюсь, у нас есть официальные борцы за честь страны. Мы до них доносим эту информацию, а они должны предпринимать меры. Может ли это стать началом конца мукомольного сегмента Украины? Не хотелось бы, но такие риски в некотором смысле имеют место быть, и, наверное, было бы глупо считать, что эта проторенная дорожка не будет использоваться и в следующем сезоне. Вопрос лишь в том, насколько сами белорусы будут заинтересованы в продолжении эскалации ситуации на рынке. Все диктуют спрос и цена, поэтому посмотрим, как оно будет. Я бы пока не строил таких пессимистичных прогнозов, тем более ситуация на рынке ржи сейчас развернулась в обратную сторону, правильно?

 

- Потихоньку да, но сколько лет потребовалось и через что пришлось пройти? К тому же в ситуации с импортом ржи и гречихи первопричиной был дефицит сырья, а здесь иная ситуация…

- Это было необходимо для того, чтобы сельхозтоваропроизводитель заинтересовался данной культурой и начал рассматривать ее как некую страховую культуру, альтернативу. К тому же появились новые гибриды и т.д. На сегодняшний день на рынке переизбыток предложения ржи. Те предприятия, которые осуществляют переработку, не испытывают ни малейшего дефицита предложения отечественной ржи, равно как нет и дефицита предложения ржаной муки на рынке. На самом деле, еще раз повторю, на рынке Украины нет дефицита предложения пшеничной муки. Вопрос заключается не в количестве, а в цене. Если в ситуации с рожью был вопрос не в цене, а в отсутствии сырья, то здесь мы имеем совершенно обратную ситуацию.

 

- Тем не менее, несмотря на дефицит, каких-то высоких цен на рожь никогда и не было, за исключением, может, одного сезона, когда ее стоимость была близка к пшенице 3 класса. Соответственно, и стоимость ржаной муки не была крайне высокой, а все же насколько сложно было конкурировать с белорусской ржаной мукой. Ведь мы понимаем, что когда на рынке присутствует более дешевая продукция, то это все равно негативно отразится на перерабатывающей отрасли, на рентабельности производства…

- Ситуация с присутствием импортной пшеничной мукой на внутреннем рынке Украины неприятная, но она не кажется мне катастрофической, и надеюсь, что она разрешится. Она однозначно добавила проблем, но, по моему мнению, то, что она кардинальным образом изменит ситуацию, – это из разряда фантастики. Не будет пшеничная мука являться настолько интересной в своей массе. Если проводить аналогию с рынком ржаной муки, то это всегда был нишевый сегмент и далеко не все хлебопекарни выпускали и выпускают ржаной состав. Доля ржаной муки на рынке занимала порядка 5%, а 94-95% это всегда была, есть и будет пшеничная мука. Объемы импорта, которые мы сегодня имеем, составляют около 5-7% от месячного потребления. И я не думаю, что эта доля существенно увеличится, потому что даже если сами белорусы увидят резко возросший спрос со стороны Украины, то они отреагируют так же, как и любые производители, – поднимут цены. В конечном счете, это приведет к тому, что цены на белорусскую и украинскую муку выровняются. Поэтому однозначно я бы не драматизировал ситуацию. Она крайне неприятна, для некоторых предприятий она даже болезненна, потому что хлебокомбинат с определенными объемами перестает покупать твою продукцию, отдавая предпочтение импортной. Как следствие, ты вынужден либо простаивать, либо искать новые рынки сбыта, а в текущих условиях это крайне проблематично.

 

- Благодарим за интервью, верим в лучшее и желаем Вам успехов!

Беседовала Анна Танская

Реклама

Вход