Открытие рынка 5 лет назад – это еще не гарантия того, что мы ему соответствуем сегодня – Седик

Источник

АПК-Информ

1782

Являясь одним из основных экспортеров агропродукции в мире, Украина должна обеспечивать качество, удовлетворяющее запросы потребителей. При этом нет ничего постоянного, все течет и все меняется, в том числе и выдвигаемые требования стран-импортеров, которые к тому же становятся все более избирательными в отношении безопасности закупаемой продукции.

Об основных задачах, которые сейчас стоят перед участниками украинского аграрного бизнеса, о ключевых вызовах, наиболее «кричащих» вопросах и поисках компромиссного выхода из сложившихся обстоятельств ИА «АПК-Информ» побеседовал с Владиславом Седиком, первым заместителем председателя Госпродпотребслужбы Украины.


 

- Владислав, как Вы оцениваете успехи Украины как экспортера в работе над увеличением своего присутствия на основных рынках сбыта и освоением новых в условиях возрастающей конкуренции?

- Этот вопрос я всегда разделял на два компонента. Основная задача Украины состоит в том, чтобы максимально закрепиться на рынках и удерживать свои позиции. Исходя из первой задачи, украинская агропродукция уже присутствует на основных рынках, но, тем не менее, мы четко понимаем, что нужно осваивать и рынки, где наше присутствие слабое. В целом, на сегодняшний день уже практически не осталось рынков, на которых не присутствует наша агропродукция.

В то же время есть еще определенная бюрократическая процедура, которая зависит не только от нас. Когда мы подготавливаем какие-то опросники и ведем переговоры с представителями новых рынков сбыта, то с кем-то эти договоренности достигаются достаточно быстро, а с кем-то переговоры могут длиться годами и так и не привести к результату. С другой стороны, могут быть согласованы все фитосанитарные либо ветеринарные требования, и, исходя из них, мы уже можем понимать, хотят нас видеть на данном рынке или нет.

 

- Насколько я понимаю, если украинская агропродукция присутствует на рынках сбыта, значит, она проходит по качеству, но если Украина не может удержать или расширить свое присутствие, то значит, наша продукция менее интересна по цене. Ну, и плюс политический аспект никто не отменял…

- Открытие рынка сбыта 5 лет назад – это еще не гарантия того, что мы ему соответствуем сегодня, равно как и не гарантия того, что мы ему будем соответствовать завтра и послезавтра. Рынки (даже Африки и Азии), которые раньше считались для нас менее зарегулированными, сейчас таковыми не являются, и появляется много новых требований и по ГМО, и по остаточному количеству пестицидов, пересматриваются даже ветеринарные и фитосанитарные требования. Поэтому, для того чтобы просто удержаться на этих рынках, мы должны развиваться в сторону качества и делать продукт, исходя из требований этих рынков. Наша основная задача – удержать те рынки, которые стали для нас традиционными и перспективными.

 

- Тарифных/нетарифных барьеров становится все больше, нередко предметом манипуляций становится фитосанитарное состояние продукции. С какими проблемами украинские трейдеры сталкиваются чаще всего? По каким культурам и направлениям?

- Среди таких рынков есть и традиционные для Украины. Например, та же Индия с ее требованием по обработке бромметилом, который запрещен в Украине, но каждые полгода нам снова «включают» этот режим. Также бывают ситуации, когда замешана внешняя политика или когда внутренние экономические факторы отражаются на функционировании рынка. Так, иногда в судовых партиях украинской агропродукции находят карантинные организмы, которые отсутствуют на территории нашей страны. Это сказывается на репутации Украины как экспортера, при этом нет возможности даже разобраться в том, были ли они там на самом деле или нет. В целом, фитосанитарные требования нередко используются как элемент манипуляции и определенные рычаги влияния на страну. Существование процедур по доказательству чего-либо – это тоже элемент давления. К тому же бывают такие полукоммерческие ситуации, когда страны требуют специфические фитосанитарные сертификаты (например, с пометкой об отсутствии ГМО), это тоже довольно негативно влияет, т.к. у нас процедурно в документацию вписываются исключительно фитосанитарные показатели и мы не можем туда вписывать то, что к ним не относится. По сути, это тоже определенный торговый барьер на каком-то примитивном бюрократическом уровне.

С другой стороны, мы должны понимать, что и внутри страны не все так хорошо. Например, в Украине до сих пор используются поддельные фитосанитарные сертификаты, отпечатанные в типографии. Особенно ощутима данная проблема при контейнерных поставках. Только за последнюю неделю в двух странах нашли поддельные сертификаты, и правоохранительные органы должны детально разобраться: идут ли экспортеры на этот шаг осознанно или они доверяют процедуру оформления документации непроверенным и неблагонадежным компаниям.

 

- Какие наиболее «кричащие» вопросы из имеющихся на агрорынке Украины Вы бы выделили?

- В целом, на рынке всегда есть множество таких вопросов. Например, сейчас наступает активная фаза весенних полевых работ, соответственно, будут обследоваться поля под экспорт культур в Китай. Как пример, Китай требует, чтобы импортируемый ячмень выращивался на «свободных участках», которые должны быть проверены фитосанитарными инспекторами. Это требование не Украины, а импортера (причем крупного), поэтому перед нами стоит очень простой выбор: выполнять его и экспортировать и, соответственно, не выполнять и не экспортировать.

Но что мы имеем по факту? Трейдеры не хотят этим заниматься и считают, что обследование полей и получение сертификатов по части сельхозпроизводителей. При этом аграрии, по сути, отталкиваются лишь от ценовой конъюнктуры, и им без разницы, кому продавать ячмень на внутреннем рынке, а куда груз потом будет экспортироваться – для них вообще последнее дело. В итоге в этой ситуации каким-то трейдерам удается договориться с сельхозпроизводителями, другие берут все эти процедуры на себя, а третьи и вовсе просят Госпотребслужбу и министерство ликвидировать эти требования, так как они сложны в исполнении.

 

- Какого мнения в данном вопросе придерживаетесь Вы? И как планируете повлиять на ситуацию?

- То, с чем я лично буду бороться, – это с такими ситуациями, когда аграрий, к примеру, сертифицировал 150 га под возделывание ячменя и умудрился с них по документам продать разным трейдерам продукции на два судна типа Panamax на Китай.

Под все эти требования должна подстраиваться и логистическая система. На терминалах также накапливаются разные грузы, и они должны учитывать, что требования при экспорте в Китай одни, в Индонезию – другие, а в Египет – третьи.

Пока этого не будет, процесс не может быть отрегулирован. Какой смысл проходить сертификацию и выращивать качественное зерно, если сперва оно смешается на ближайшем элеваторе, потом запачкается по дороге в порт, а затем еще раз смешается на терминале и в трюме. Теряется здравый смысл, и это необходимо менять.

 

- С учетом специфики выдвигаемых требований и емкости рынка какие из стран-импортеров считаете наиболее перспективными?

- Говорить о каких-либо поставках и объемах мы должны, исходя из конъюнктуры рынка. Какими бы либеральными ни были требования импортеров, если у экспортера «не бьется математика», никто не будет заинтересован в таких рынках сбыта. В любом вопросе ключевой фактор – это ценообразование. Поэтому и акцент должен быть на развитии перспективных направлений, где спрос подтвержден ценой.

Например, тот же ячмень и Китай. Ранее львиная доля ячменя из Украины экспортировалась в Саудовскую Аравию и ОАЭ. Но с появлением спроса на него со стороны такого игрока, как Китай (пусть и с достаточно трудно выполнимыми требованиями, но приятным бонусом в виде премии), большая часть объемов ячменя переориентировалась на это направление.

 

- Буквально на прошлой неделе Госпродпотребслужба Украины и УЗА объявили о создании рабочей группы для решения проблем при экспорте зерна, которая в том числе будет ежемесячно рассматривать нотификации импортеров зерна. Какие надежды возлагаете на данный союз, и решение каких вопросов запланировано на ближайшее время?

- Служба должна коммуницировать с экспортерами и ассоциациями. Это позволит решать проблемы на экспортных рынках и делать их анализ.

 

- Одним из наиболее обсуждаемых вопросов стали изменения в Регламенте ЕС относительно хлорпирифоса и максимального уровня остатков хлорпирифоса и хлорпирифос-метила, которые вступили в силу в ноябре 2020 г. В текущем сезоне Украине повезло, и львиная доля поставок была отправлена до начала действия новых требований, не так ли? Какие меры предпринимаются во избежание проблем в будущем?

- Согласно Закону «О пестицидах и агрохимикатах», в Украине разрешены все зарегистрированные пестициды, незарегистрированные, соответственно, не разрешены. Регистрацией пестицидов занимается Министерство защиты окружающей среды и природных ресурсов, и этот вопрос только в его компетенции. Срок действия регистрации составляет 10 лет. Со своей стороны, могу сказать, что, когда мы будем отказываться от какого-либо пестицида, необходимо понимать, существует ли у него альтернатива, и изучать опыт других аграрных стран. Относительно хлорпирифоса мы должны понимать, что при экспорте на территорию ЕС его не запретили, а лишь ограничили остаточные количества, к тому же у нас есть и внутренний рынок, и множество других рынков сбыта, где эти нормы не контролируются. Я всегда утверждал, что хаотичный запрет целого ряда действующих веществ может способствовать увеличению пестицидной нагрузки на гектар. Отказавшись от обработки одним пестицидом, производитель, возможно, будет вынужден заменять ее применением 2-3 обработок другими. Это также приводит к увеличению затрат на выращивание культуры и на остаточное количество пестицидов в продукции.

Беседовала Анна Танская

Реклама

Вход