О подводных камнях контроля за качеством агропродукции от поля до импортера – Седык

Источник

АПК-Информ

2414

В условиях возрастающей конкуренции основная задача Украины как экспортера состоит в том, чтобы максимально закрепиться на основных рынках сбыта и продолжать увеличивать свое присутствие на малоосвоенных. При этом для того, чтобы просто удержать свои позиции, необходимо качественно эволюционировать и создавать продукт, исходя из требований этих рынков. Соответственно, необходимо выводить на новый уровень соблюдение стандартов и требований стран-импортеров, контроль за качеством продукции на всех этапах ее производства и сопровождение продукции от поля до импортера. Причем наиболее важным в данном контексте является системность и целостность подходов, а также обеспечение единых правил для всех участников украинского аграрного рынка.

О подводных камнях, которые мешают Украине экспортировать более качественную агропродукцию, а главное – о способах разрешения ситуации в интервью ИА «АПК-Информ» с Владиславом Седыком, первым заместителем председателя Госпродпотребслужбы Украины.

- Владислав, еще раз поздравляем Вас с новой должностью и желаем успехов в столь непростом деле! По Вашему мнению, что на сегодняшний день мешает Украине экспортировать более качественную агропродукцию? Какие цели и задачи перед собой ставите?

- На сегодняшний день я ставлю перед собой несколько целей.

Несмотря на то, что все знают о карантине растений, с подобными проблемами все украинские экспортеры сталкиваются уже в портах во время процедуры отбора проб с целью контроля состояния груза, находящегося уже непосредственно в трюме судна. В такой ситуации уже, по сути, ничего исправить нельзя, кроме разве что фумигации против вредителей. Для того чтобы изменить такую систему, необходимо сместить приоритеты и виды контроля туда, где мы можем на что-то повлиять.

Карантин растений – это всего лишь часть их защиты. Следовательно, для того чтобы экспортировать качественный и соответствующий требованиям стран-импортеров продукт, начинать контроль нужно с поля, с технологии выращивания, с семян. Вот тогда мы можем что-то глобально контролировать и эволюционно изменить в качественную сторону. Для слаженной работы ключевое внимание должно быть направлено на сельхозпроизводителей.

Кроме того, в этом году на нас возложили такой новый вид контроля (вернее, давно забытый старый), как обязательство обеспечить контроль за качеством зерна. Ранее контроль за элеваторами и тем, что там происходит, практически отсутствовал.

В моем понимании все-таки мы должны начинать с семян и поля. Именно на этом этапе мы можем проводить какие-то реформы, направленные на производство более качественного и экспортно-ориентированного продукта.

 

- Эту функцию должно на себя взять государство? Будет ли это правильно и эффективно?

- Исходя из моего опыта, я понимаю, что контроль со стороны государства не должен присутствовать везде и вовсе не обязателен тоталитарный контроль. Во многих сферах управления государство просто должно сделать свод каких-то единых правил, по которым должны работать все. У нас сейчас европейская модель контроля – это критерии риска. Т.е. каждый вид деятельности проверяется с определенной установленной законом периодичностью, которая рассчитывается по определенным коэффициентам, и исходя из которых есть несколько групп, устанавливающих кратность проверок. Соответственно, первая группа, к примеру, проверяется раз в год, вторая – раз в два года, третья – раз в три года, но здесь все варьируется в зависимости от сферы деятельности. Такая система контроля не будет давить на бизнес, но в то же время на рынке появятся четкие правила и понимание работы.

Кроме того, есть проблема, заключающаяся в приемке зерна в Украине по ДСТУ, в то время как европейская модель призывает к тому, что все стандарты должны стать добровольными. По сути, это абсолютно правильно, но мы должны понимать, добровольно означает не обязательно. Соответственно, перед нами стоит задача в том, чтобы на законодательном уровне составить список минимальных требований к складам, элеваторам и непосредственно зерну, к тому, как идет его накопление, а также прописать, какие процедуры и обработки оно должно пройти и т.д. Текущая система контроля за качеством агропродукции, к сожалению, полностью деградировала и изжила себя. Сейчас все это нужно воссоздавать заново, потому что все, что сейчас прописано в стандартах, буквально через 2 года станет добровольным (читай – необязательным). Поэтому для обеспечения бесперебойной работы рынка и его качественного развития к этому моменту мы должны иметь готовую нормативную базу.

 

- Кто должен доносить эту информацию до участников рынка?

- На самом деле сами участники украинского агробизнеса осознают необходимость этого и сами обращаются с некоторыми инициативами. В качестве примера можно привести ситуацию с инструкцией №661 «Об утверждении Инструкции ведения количественно-качественного учета зерна и продуктов его переработки на зерновых складах и зерноперерабатывающих предприятиях», которую все дружно просили устранить ввиду отсутствия в ней разрешения на смешивание зерна. Однако, когда ее ликвидировали, все четко осознали, что рынок остался без регулирования и на нем царит некий хаос. В результате мы наблюдали, как практически все элеваторы и склады сами ввели данные процедуры и нормативные формы документов в свои внутренние правила и инструкции. И вот по прошествии нескольких лет рынок требует вернуть эту инструкцию, потому что он не может существовать в условиях, когда у каждого свои правила и нет унифицированных подходов к учету зерна и базовым требованиям.

Бизнесу нужна сводка единых правил, по которым он будет работать.

Государство может утвердить формы актов учета зерна, по которым работали бы все участники рынка. Должно быть понимание алгоритма действий и того, что все субъекты проходят одну и ту же определенную процедуру для получения той или иной документации. Такая система уже будет полноценно работать, даже без какого-либо допконтроля и госрегулирования.

 

- Все знают, что украинские ГОСТы давно устарели, но ничего кардинально не меняется, и они по-прежнему требуют гармонизации с общепринятыми стандартами и нормами, в том числе ЕС. Небольшие подвижки были в 2019 году, когда обновили стандарт по пшенице, который, однако, оказался достаточно сырым и требовал доработки. Спустя все это время были учтены пожелания рынка?

- К сожалению, кардинально ничего не изменилось. Я разделяю мнение приверженцев того, что раз 70% агропродукции в Украине является экспортно-ориентированной, то не нужно изобретать ничего нового и необходимо переходить на международные стандарты.

С другой стороны, мне ясна паника представителей внутренних элеваторов Украины. Ведь технология элеваторного бизнеса развивается, но за счет отсутствия какого-то стимула мы до сих пор работаем в «совковых» условиях. Например, меня всегда поражало то, что в ХХІ веке заспоренность грибами продолжают устанавливать визуально, а ведь это у нас на всех элеваторах происходит. Как при наличии современной техники головню от альтернарии можно продолжать различать визуально?

Система элеваторов должна стимулировать фермеров производить более качественный продукт. До тех пор, пока элеваторщики будут говорить фермерам, что они визуально что-то установили, это не стимул, а просто слова. Что-то изменить в данной ситуации может только наличие на элеваторе аккредитованной лаборатории, которая будет устанавливать параметры качества и присваивать класс зерна. Все это будет влиять на ценообразование и мотивацию аграриев. Именно на это государство должно обратить максимальное внимание.

На текущий момент инструмент ценообразования находится в руках организаций, которые далеко не всегда соответствуют хоть каким-то требованиям и придерживаются необходимых правил. И это должно контролировать государство и Госпотребслужба.

Кроме того, необходимо провести работу с аграриями, потому как на украинском зерновом рынке не работают правила, которые работают во всем мире, когда условия диктует потребитель. У нас почему-то до сих пор работает правило «что вырастил, то и продал». При этом требования стран-импортеров ужесточаются, а для эффективной борьбы с головней, амброзией и другими карантинными организмами начинать нужно с полей.

 

- Текущая ситуация с тем, что ряд качественных показателей на элеваторах определяется «на глаз, на нюх», – это нежелание инвестировать в улучшение сервиса? Или же это можно расценивать как способ занижения цены при приемке агропродукции?

- Бизнес никогда не хочет вкладывать много денег в то, чего от него не требуют, а лаборатории – это дорогостоящее оборудование, к тому же нужны специалисты, которых не так много на рынке. В этом и заключается определенная проблематика.

Тем не менее, лаборатория должна быть лабораторией, а не организацией, которая имитирует какую-то деятельность, а по факту даже не может прокомментировать и нормативно обосновать, что она делает, опираясь на какие нормативные документы и на каком оборудовании, ну, и в целом подтвердить свою квалификацию и возможности. И это еще один пункт, на который государство должно обращать особое внимание.

Здесь все взаимосвязано, и только когда у нас будут работать качественные лаборатории и, соответственно, будет качественная приемка, тогда у нас будет стимул развиваться и появится гарантия того, что документы и сертификаты несут какую-то смысловую нагрузку, а не просто бумажки.

В идеале мы должны прийти к такой системе контроля, где первый этап проверки заключается в непосредственной работе с сельхозпроизводителем и производится на семенах и в полях. Здесь сразу отмечу, что уже в ближайшее время контроль за качеством семян в Украине должен заработать, я имею в виду именно в правильной форме, которая обеспечит видимый результат. На втором этапе должен проводиться контроль качества на элеваторах, и третьим, уже финальным, этапом контроля будет выступать фитосанитарный контроль агропродукции при погрузке в транспортные средства. Когда будет налажена нормальная работа по первым двум пунктам, тогда на третьем этапе будет возникать гораздо меньше проблем. Такой подход может качественно изменить работу всего рынка, и он приемлем не только для зерновиков, но и для тех, кто занимается фруктами и овощами.

 

- Если провести аналогию с такими соседними странами, как Россия и Румыния, у них уже нет подобной проблематики?

- В каждой стране свои особенности, но, тем не менее, опыт один и тот же. Если вкратце, то Украина сейчас является ярким примером того, к чему приводит дерегуляция, причем «с широко закрытыми глазами». То, что это далеко не всегда хорошо, сейчас осознали все участники украинского агробизнеса и само государство, для которого многие вещи стали просто-напросто «невидимыми» и, соответственно, нерегулируемыми. Например, если государство не контролирует работу элеваторов и теперь там достаточно внедрить систему НАССР, то теперь государство и не понимает, что там происходит.

Поэтому сейчас необходимо не решать вопросы точечно, а взглянуть на всю эту проблематику на рынке сверху и в целом и решать вопросы по всей цепи «поле-порт».

У нас есть конвенция, которая устанавливает базовые правила по процедурам, которые должны происходить внутри страны. Так, у нас есть четкое понимание о том, что такое фитосанитарные мероприятия, как и кем они исполняются и т.д. Нет надобности заново изобретать велосипед. Берутся базовые принципы, по которым работает весь мир, и адаптируются к внутренним условиям. Просто в Украине они либо видоизменены до такой степени, что уже несут какой-то формальный характер, либо же зарегулированы до того, что перестали отображать реальную картину происходящего или соответствовать ей.

 

- Из нашей беседы следует, что проблем в отрасли более чем предостаточно… Какие реформы запланированы в Госпотребслужбе с целью урегулирования ситуации или улучшения качества операций по контролю качества?

- У нас намечается качественная реформа по цифровизации Госпотребслужбы. Наши предшественники ее начали, а мы приводим уже в более цивилизованный вид и в краткосрочной перспективе планируем запустить. Первое, что мы решили, – оцифровать наши фитосанитарные лаборатории. В каждой лаборатории будет установлена программа LIMS. Эта программа позволит уйти от бумаг. Поступающий в лабораторию образец кодируется, исследуется как зашифрованный и обезличенный. То есть у нас появляется возможность контроля качества лабораторий. Более того, эта программа позволит нам аккумулировать информацию, и как государственный орган мы сможем видеть, что и где происходит, контролировать срок выдачи документов и проведение всех сервисных процедур в режиме реального времени. Данный этап оцифровки несет в себе цель и улучшения сервиса, и антикоррупционной деятельности, в чем нам будет помогать система обезличивания и определения ответственности. Более того, мы продолжаем процесс уполномочивания частных лабораторий. Желающие компании смогут подать документы, и если после рассмотрения с ними все в порядке, то мы их уполномочиваем. Это подразумевает, что лаборатории получают доступ к программе оцифровки и функционируют уже в нашей общей системе. К тому же нам выгодно, чтобы к нам подключались частные лаборатории, поскольку стандарты их работы выше. Впуская их в нашу систему, мы создаем качественную конкуренцию государственным лабораториями. У них будет стимул привлечь клиента, повышая качество. Нас, с точки зрения государства, это идеально устраивает.

Вторая часть оцифровки – это инспекторская программа PHIS, в которую загнаны инспекторские шаблоны, все реестры, процедуры и методы. К этому софту привязана платежная система. Экспортер регистрируется в личном кабинете, допустим, вносит на депозитный счет 10000 грн, с которого в будущем будет сниматься стоимость процедуры, на которую он оставит заявку. И нет необходимости куда-то бежать и что-то везти. За каждой территорией будет закреплен ответственный инспектор, ему будет сразу приходить уведомление об оставленной заявке, в которой указано, какое судно, какой груз и где он находится. Инспектор отбирает образец, заполняет акт и по окончании этой процедуры по нашему софту отправляет информацию уже в программу LIMS.

Экспортеру необходимо только привезти образец в лабораторию, а вся информация о нем уже у них имеется. То есть мы получаем оцифровку данных, уменьшение вероятности человеческого фактора и увеличение скорости принятия решения.

 

- Насколько я понимаю, все это направлено на сокращение временных затрат и числа поддельных сертификатов, не так ли?

- Именно так. К тому же когда у нас будет проведена оцифровка и в лаборатории, и в инспекции, возможность выдавать электронные сертификаты, которые набирают популярность во всем мире, – это только вопрос времени, сгенерировать его можно будет с помощью нескольких кликов. Поскольку выдавать электронные сертификаты, к которым все сопутствующие документы пишутся на бумаге, – не совсем правильно. Данные меры также минимизируют вероятность подделки сертификатов. Существование данных программ позволит нам вести реестры документов, поскольку сейчас, если есть сомнение по поводу какого-то документа, мы, к сожалению, должны делать запрос на область, а те, в свою очередь, выясняют с инспектором, который выдавал этот сертификат, его подлинность. Если такой сертификат не существовал, они готовят нам ответ, а мы тогда уже пишем ответ запрашивающей стороне. Существование же реестра выданных сертификатов позволит зайти и по номеру посмотреть, существует ли такой документ. Во-первых, это возможность провести самоконтроль, во-вторых, это на порядок уменьшит количество «умников», торгующих липовыми документами. То есть во всем этом я вижу только плюсы.

 

- Все ли так гладко с внедрением данной системы, или проблемы все же есть?

- Есть, конечно, проблемы. В моем понимании, каждый фитосанитарный инспектор – человек мобильный, который не сидит в кабинете, а бегает по полям с планшетом. Но у нас есть сдерживающий фактор – недофинансирование. Несмотря на это, мы считаем, что взяли правильный курс, и я верю, что благодаря ему через год мы уже увидим результаты.

Запуск программного обеспечения в лабораториях и начало уполномочивания частных лабораторий – это вопрос 3-4 месяцев, в краткосрочной перспективе уже будут известны названия аккредитованных компаний. Уже разработан поэтапный график подключения областей. Они будут подключаться поочередно с промежутком в несколько дней.

 

Беседовала Анна Танская

Реклама

Вход