Мы хотим сократить расстояние между фермером и конечным потребителем – UTA GROUP

Источник

АПК-Информ

3606

Второй сезон кряду рынок функционирует в условиях многофакторности и резко меняющихся правил игры. Как удается работать и планировать в такой рыночной среде? Что помогает устоять на плаву? Можно ли сказать, что вертикальная или горизонтальная интеграция является единственным способом обеспечения устойчивости компании, а если не можешь это делать самостоятельно, то лучше прибегнуть к комплексным услугам?

Ведь все и давно говорят об оптимизации, в контексте грамотного планирования и оптимального использования ресурсов. Сейчас же это стало скорее необходимостью, нежели просто правильной стратегией развития компании. Все стараются экономить время на всех этапах логистической цепочки и стремятся получить максимальный набор услуг в одном месте и по оптимальной цене, тем самым обеспечив себе конкурентное преимущество в виде гарантии поставок, уменьшения временных и трудозатрат, а также повышения маржи.

В поиске ответов на данные вопросы мы обратились к Павлу Плотникову, генеральному директору ООО «УкрТрансАгро» , директору ООО  «УТА Логистик», входящих в UTA GROUP – Группу Компаний агробизнеса, обеспечивающую полный цикл агрологистики в Азовском регионе Украины, оптимизирующую процессы на каждом этапе – от производителя до конечного покупателя.




- Павел, поделитесь своими впечатлениями относительно прошедшей части 2021/22 МГ. Какие основные изменения в тенденциях экспортной торговли через малые порты Украины Вы бы отметили? Как они отразились на работе участников рынка?

- Если рассматривать первую половину сезона, то, на наш взгляд, она была довольно-таки хорошо отработана и выдалась более ровной и стабильной по отгрузкам. Пожалуй, это одно из ключевых отличий от прошлых годов, когда в августе-сентябре мы наблюдали колоссальный скачок объемов перевалки, а затем следовал спад активности.

Среди основных особенностей, которые на себе ощутили все участники рынка, я бы выделил резкое повышение ставок фрахта на фоне растущих рынков морских перевозок. Территориально мы находимся на рынке coaster, и у нас в приоритете суда объемом 6-8 тыс. тонн. При этом выход экономик многих стран из периода пандемии оживил рынки, в результате чего возобновились перевозки очень больших объемов альтернативных грузов. Многие судовладельцы отдавали предпочтение перевозкам железной руды, сыпучих материалов и т.д. Вследствие этого в текущем году сложилась очень интересная модель торговли, при которой трейдеры сперва находили и фрахтовали судно. Зная сроки его прибытия в порт и стоимость фрахта, где-то за неделю до этого находили конечного покупателя и оформляли продажу, тем самым фактически минимизируя риски роста ставки фрахта. Классическая модель включает в себя накопление объема, заключение сделки с импортером и лишь затем поиск судна под продажу. Сейчас же получилось наоборот.

Также впервые за последние 5 лет у нас действительно улучшилась ситуация с габаритно-весовым контролем, и порядка 90% автотранспорта заходит к нам на терминал без перегруза. Даже фермерские хозяйства не хотят грузить сверх нормы. Поэтому в текущем году для того, чтобы по факту принять тот же объем, необходимо обработать большее количество машин.



- А какие изменения произошли с точки зрения спроса импортеров и географии экспорта на малой воде?

- Если говорить о рынках сбыта, то львиная доля отгрузок отправляется в Ливан и Турцию. При этом спрос такого традиционного для нашего региона игрока, как Египет, сейчас фактически отсутствует на малой воде. В предыдущие сезоны Египет был в тройке лидеров в структуре внешних поставок пшеницы как через наш терминал «УкрТрансАгро», так и через мелководные порты в целом, с начала 2021/22 МГ нами в этом направлении отправок еще не было. Вместе с тем, политика России в отношении квот и экспортных ставок на зерно повысила интерес турецких импортеров к украинской продукции и помогла нивелировать отсутствие Египта.

В целом, я бы охарактеризовал спрос импортеров как стабильный, да и предложения со стороны аграриев поступали более-менее постоянно. Цены, в принципе, так же показывают позитивную динамику в росте, нет такой волатильности, как в прошлом сезоне. Единственной сложностью стал именно поиск судов. Также многие клиенты при закупленных очень больших объемах той или иной продукции в хозяйствах не имели возможности их вывезти и накапливать в припортовой зоне, что опять же сводилось к невозможности продать физический товар из-за отсутствия судна.

Ячмень хорошо показал себя в этом году, по обороту и маржинальности не уступает пшенице.

- С учетом того, что вопрос качества и изменений требований стран-импортеров является неотъемлемой частью экспорта, немаловажным аспектом работы терминала является наличие лаборатории по оценке качества груза и наличие в Группе такого актива, как фумигационная компания «Мартлет». Какие изменения Вы отметили в этом контексте и, исходя из этого, расширяете ли спектр услуг?

- В этом отношении мы не ощутили особых изменений, так как в основном отгружаем пшеницу в Ливан и Турцию. Особые требования со стороны и лабораторий, и госорганов остаются к партиям, которые отгружаются в Китай, Египет и Индию, но мы сейчас в данных направлениях не работаем.

К тому же, в принципе, качество украинской пшеницы урожая-2021 хорошее. Необходимо контролировать только несколько критичных показателей, таких как количество проросших зерен и число падения, которые очень разнятся в пределах Азовского региона. Особенно в Донецкой области. Были проблемные суда, отгруженные как нами, так и партнерами.

Что касается компании «Мартлет», то у нас на сегодняшний день три направления деятельности. Первое – это фумигация, в рамках которого мы пытаемся увеличить объемы обработок в Бердянске, Николаеве и даже рассматриваем возможность работы в Одессе. Второе – планирование частной лаборатории, мы уже подготовили здание под нее и сейчас ждем принятия окончательного решения правительства относительно отмены или изменения системы государственных лабораторий. Третье направление, которое для нас сейчас является самым интересным, – это дезинфекция. Мы очень плотно занимаемся проведением обработок в садиках, школах, магазинах. Недавно выиграли крупный тендер на проведение дезинфекции завода «Метинвест». Мы отдаем предпочтение этому направлению, потому что это востребовано, и видим потенциал для развития, в то время как рынок фумигации уже, можно сказать, поделен и масштабный рост на нем ограничен.



- По итогам 2020/21 МГ UTA Group обеспечила более 40% перевалки порта Мариуполь. Какова структура переваливаемых грузов? Продолжаете ли Вы расширять их перечень?

- За 2020/21 МГ через терминал «УкрТрансАгро» было отгружено на экспорт более 430 тыс. тонн агропродукции. Доля пшеницы составила около 83%, ячменя – 7%, кукурузы – 4%, гороха – 3%, сорго – 2%, подсолнечника – 1%. Основным импортером пшеницы, как и в предыдущий период, стал Ливан – 43% от общего объема отгруженной агропродукции. Также импортерами из Азовского региона были Египет (19%), Турция (15%), Израиль (8%), Италия (5%), Ливия (4%), Тунис (4%), Греция (2%). За предыдущий сезон терминал принял более 12690 автомобилей и было проэкспедировано 66 судов.

Вместе с тем, с учетом рекордного урожая пшеницы в Украине в 2021/22 МГ и для того, чтобы максимально увеличить оборачиваемость терминала, мы решили сконцентрироваться на монокультурах. Так, мы в текущем сезоне практически отказались от перевалки ячменя, шротов и нишевых культур и в основном сосредоточились на отгрузке продовольственной и фуражной пшеницы.

В ноябре мы начали перевалку кукурузы. Кстати, такого «мокрого» сезона по кукурузе еще не было! Одно дело, когда мы сушим 20% закупленного объема зерна, но 100% – это уже затруднительно. Показатель влаги зерна в Азовском регионе в основном составляет 16-19%, зачастую его нужно сушить по 2 раза. Для многих это сдерживающий фактор с учетом того, что ставки на сушку выросли в 3 раза по сравнению с прошлым годом. То есть они не хотят подрабатывать кукурузу и не везут ее, что, соответственно, влияет на объемы приемки. В этом году дополнительные трудности создала замена сушилки. Приемку кукурузы пришлось начать с настройки оборудования. Несмотря на это, нам удалось выйти на довольно-таки неплохие показатели.

- Интересное решение переключиться на монокультуру. Оно продиктовано рыночными реалиями и показателями оборачиваемости терминала? Это часть общей стратегии оптимизации Группы?

- Мы отслеживаем оборачиваемость той или иной культуры, и именно пшеница на сегодняшний день является самой стабильной и имеет самую высокую оборачиваемость. К тому же терминалу легче работать, когда идет монокультура – нет пересорта и т.д.

У нас фактически все планирование осуществляется аналитическим отделом, и, работая по всей цепочке поставок, мы прогнозируем спрос импортеров на зерновые, спрос/предложение автопарка и судов, загруженность перевалочных мощностей и т.д. Являясь не теоретиками, а практиками, мы можем более глобально и трезво смотреть на процессы, происходящие по всей цепочке поставок, и с минимальными погрешностями предугадывать развитие рыночной ситуации, когда будут всплески/спады активности, и как, исходя из этого, планировать свою работу на каждом этапе.

Кстати, в данном вопросе мы пошли дальше и в этом году начали предлагать клиентам комплексную услугу – управление логистикой от поля до потребителя.



- Помню, как мы с Вами еще лет 5-6 назад говорили о грамотном планировании и оптимальном использовании ресурсов компании, причем как собственных, так и клиентов. Сейчас же это скорее необходимость, нежели просто правильная стратегия. Все стремятся получить максимальный набор сервисных услуг в одном месте и по оптимальной цене, тем самым обеспечив себе конкурентное преимущество в виде гарантии поставок, уменьшения временных издержек и трудозатрат. Поделитесь своими наблюдениями и достижениями в этом вопросе.

- Мы выбрали для себя вертикальную интеграцию и на протяжении 5 лет все реализовали, закрыли всю цепочку услуг, включающую в себя доставку груза от заготовителя, перевалку этого груза на терминале, карантинное обеззараживание груза перед экспортом, ну и, конечно, агентирование и фрахтование судов, так сказать, «от поля до потребителя». Это позволяет нам делать сложный анализ, оценивать тенденции в каждом звене и понимать риски, которые могут возникнуть по всей цепочке.

Если говорить о глобальных планах на следующие 5 лет, то это увеличение объемов услуг по каждому звену, т.е. горизонтальное расширение всех бизнесов. Для этого у нас достаточно знаний и опыта. Исходя из запросов клиентов на оказание услуг, могу сказать, что уже сегодня мы можем предложить больше, чем от нас ожидают.

Ядро бизнеса – это перевалка, обеспечивающаяся мощностями терминала «УкрТрансАгро». Морская логистика – это «Маритайм Логистикс», которая оказывает услуги по агентированию судов, фрахтовому брокерству, а также рассматривает варианты тайм-чартера под грузы клиентов. Наземная логистика – это «УТА Логистик», которая работает с собственным автопарком и автопарком партнеров, а также занимается точечными перемещениями, привлекая арендные автомобили. В 2019 году Группа пополнилась компанией «Свит Агро Трейд», которая занимается закупкой зерновых в Приазовском регионе с последующим экспортом через наш терминал, а в этом году – фермерским хозяйством «Рассвет». Таким образом, мы замкнули логистическую цепь, при этом еще есть куда расширяться.

Поэтому наш клиент может у нас заказать все «под ключ» и получить всю необходимую информацию в едином информационном окне. Купив зерно в каком-либо фермерском хозяйстве, мы забираем его своим автотранспортом, размещаем и отгружаем на судно, которое сами ищем и фрахтуем. К тому же ему так проще, ведь, по сути, он с одним человеком решает вопросы, возникшие по всей цепочке, будь то проблемы с авто, с качеством, с весом, на терминале или с судном.



- Речь идет о повышении конкурентоспособности и маржинальности для клиентов или скорее максимальном сервисе по оптимальной цене?

- В текущих реалиях даже вопрос гарантии выполнения поставки в сроки – это уже конкурентное преимущество. Добавьте к этому существенные временные и денежные издержки из-за проблем с логистикой, простоев… А демередж, сумма которого за счет удорожания фрахта просто колоссальная! Один день демереджа может с легкостью нивелировать всю маржинальность сделки, а далее и вовсе сделать ее убыточной. Если вы не теряете на этом, то вы уже на коне. Далее все сводится к оптимизации и увеличению оборачиваемости, пропорционально растет и маржа.



- Если я не ошибаюсь, то не так давно была осуществлена модернизация терминала, разработана и внедрена новая программа автоматизации процессов и отчетов, которая позволяет клиентам отслеживать свой груз в реальном времени. Эта программа является своего рода интерфейсом комплексной услуги? Она включает весь спектр наземной и морской логистики или только работу самого терминала?

- Отчасти можно сказать и так. Проект находится на стадии реализации и пока полностью не запущен. Данная программа не просто формирует отчеты о работе, а представляет собой своего рода искусственный интеллект. Она осуществляет анализ и способна принимать ряд решений. К примеру, если клиент при грузоперевозках выбивается из объема квоты по какому-либо классу, то программа сигнализирует об этом.

При этом программа охватывает всю цепочку от поля до потребителя. С такой необходимостью мы столкнулись как раз в этом году, после того как начали предлагать клиентам комплексную услугу управления логистикой. В рамках каждого клиента мы объединили все звенья цепочки, ежедневно анализируя ее онлайн.

Отчет может продемонстрировать клиенту, какой объем был закуплен в хозяйствах, какое количество машин ежесуточно перевозит груз, сколько продукции и какого качества хранится на терминале и какой объем еще возможно принять. Также клиент может видеть, какие суда зафрахтованы и когда они будут в порту. Кроме того, производится расчет ориентировочно допустимого объема поставок продукции на терминал во избежание затаривания.


- Оптимизация – это конек всей Группы. С какими проблемами пришлось столкнуться на пути становления, и какие из них остаются нерешенными на сегодняшний день? Почему? Или какие просто не решены, потому что все еще на стадии доработки, разработки, планов?

- На сегодняшний день нам необходимо собрать и проанализировать огромный массив информации. Без оптимизации для этого пришлось бы нанимать людей, которые ежедневно заполняли бы таблицы с данными, нужно было бы создавать вспомогательные отделы, в которые вошли бы юристы, бухгалтерия и т.д. Поэтому для нас сейчас самый большой вызов и первостепенная цель – автоматизация по максимуму всех рабочих процессов, оцифровка и анализ.



- Я так понимаю, именно с этой целью еще был создан аналитический отдел и разработана программа?

- Да, безусловно. У нас с появлением каждой компании или бизнеса в аналитический отдел сразу же попадает запрос на планирование и прогнозирование этого направления. Раньше это был исключительно трейдинг, то есть оценивание спроса/предложения, урожайности, потребления и т.д. Сейчас уже добавился мировой фрахт, мы анализируем спрос на перевозки металла, руды и других товаров. Мы отслеживаем динамику изменений российского и мирового рынков, которые влияют на наш маленький регион. С появлением направления сельского хозяйства мы направили запрос на прогнозирование ситуации и планирование закупок удобрений, цены на которые сейчас скачут от 9000 до 28000 грн/т. То есть наш аналитический отдел идет в ногу с развитием всей Группы Компаний и бизнесов наших партнеров.



- А в целом успехи одной компании помогали другой, то есть был ли такой взаимоусиливающий эффект? Когда оптимизация или открытие нового направления в одной компании делали какое-то общее благо в целом для Группы Компаний? Наверное, без этого не получилось бы предоставить комплексные услуги, посмотреть на ситуацию или проблему шире...

- Такое количество компаний каждый день позволяет точечно выручать друг друга. Есть тысячи подобных примеров. В любом случае и узнаваемость на рынке, и репутация крайне важны. К примеру, с большей вероятностью на фрахтовом рынке удастся найти и клиента, и судовладельца, когда они будут знать, что мы хороши, к примеру, в трейдинге. И это касается всех бизнесов – и фумигации, и агентирования. В любом случае вся Группа Компаний работает в синергии.

Если говорить о результатах 2020/21 МГ, то компанией «УТА Логистик» была организована перевозка более 117 тыс. тонн агропродукции собственным и наемным автотранспортом. Компания «Свит Агро Трейд» закупила и реализовала 30 тыс. тонн агропродукции, в т.ч. на экспорт – 20 тыс. тонн. Фумигационная компания «Мартлет» осуществила обработку 490 тыс. тонн грузов, при этом доля услуг, оказанная в Мариуполе, составила 87%, в Бердянске – 9%, Николаеве – 4%. Компания «Маритайм Логистикс» за отчетный МГ оказала услуги агентирования 69 судам, в т.ч. 48 судам с зерновыми грузами.



- Какие перспективы видите для себя в развитии фрахтового брокерства? Какие преимущества это дает вашим клиентам?

- В перспективе у нас, конечно, покрыть максимальный объем для клиентов. В идеале это 100% поиска и предоставления судов под грузы, которые переваливаются у нас. И мы в этом направлении движемся. Вопрос в наших преимуществах. Во-первых, мы на текущий момент сопровождаем наших клиентов на всех этапах поставки и просим от них обратной связи. Во-вторых, это предоставляемая нами стоимость фрахта. Она не должна превышать ту, которую клиент сам может найти. Мы анализируем рынок, договариваемся с судовладельцами об увеличении скорости постановки и обработки судна и т.д., таким образом снижая стоимость фрахта. К тому же благодаря анализу фрахтового рынка мы можем заранее предупредить клиента об ожидаемом росте или, наоборот, снижении ставок, на основании чего помочь ему вовремя законтрактоваться или же не горячиться, подождать и увеличить прибыль.

Мы рассматриваем возможность тайм-чартера, предоставления судов на постоянной основе клиентам в течение сезона. На текущий момент у нас есть 3-5 судов, которые постоянно приходят грузиться к нам. Судовладельцев устраивает качество оказываемых нами услуг. Они знают, что зайдут на выгрузку, а мы уже сможем предложить контракт на будущий фрахт.

Также у нас есть идея поиска судов, которые ранее не работали в акватории Азовского моря. В этом году нам удалось привлечь 2-3 новых судна. Мы предложили им попробовать поработать на нашем рынке, на основании проведенного нами анализа продемонстрировали им возможность увеличения прибыли. Дело в том, что в Азовском регионе сформировался своего рода костяк судовладельцев, которые работают здесь на постоянной основе, – около 40-50, а мы хотим увеличить предложение судов, конкуренцию между ними и, соответственно, снизить стоимость фрахта.



- Все понимают, что Азовский регион – это зона рискованного земледелия. Что побудило вас вплотную приблизиться к фермерскому хозяйству?

- Во-первых, мы очень хотели заняться сельским хозяйством, но не ради высокой рентабельности, тем более что буквально 3 года назад все в регионе было еще очень печально, а с целью вникнуть в проблемы фермера. И мы ознакомились, несмотря на то, что у нас всего 500 га земли. Когда мы только начинали работать в этом направлении, другие фермеры настороженно смотрели на нас. Но потом мы начали им помогать, консультировать. Сейчас мы обладаем технологической основой, позволяющей производить качественный анализ поставляемого на терминал груза. Мы производим комплексный анализ, что находит отклик у сельхозпроизводителя. Многие из фермеров ошибочно определяли свою пшеницу как фуражную, в то время как она оказывалась продовольственной. Чтобы увеличить закупочные партии, мы с ними сейчас активно обсуждаем вопрос внесения удобрений, совместной модернизации складского хозяйства и машдвора.



- Какие цели планируете реализовать в рамках развития данного направления деятельности Группы?

- Цель, к которой мы идем, – создание некоего консультационного центра, такого подобия кооператива, где мы планируем объединить фермеров с целью оказания помощи им для увеличения производительности, а в перспективе содействовать в продажах зерна через наш терминал.

На сегодняшний день клиентом терминала является трейдер. Фактически именно он покупает и продает продукцию, да и в целом задает тон во всей цепочке. Мы рассматриваем фермера в перспективе как альтернативу или как вторую категорию клиента. С нашей помощью он сможет пройти аккредитацию, сформировать судовую партию совместно с другими производителями и продать ее напрямую без посредников конечному потребителю.

Наша главная цель – сократить расстояние между фермером и конечным потребителем. За последние лет пять у нас количество посредников при закупке зерновых сократилось, наверное, в 5 раз. Если раньше 10-15 посредников после объявления закупочной цены на терминале ехали по сельхозпроизводителям и каждый накидывал к цене еще свою маржу, то сейчас все максимально работают напрямую с трейдером. Есть лишь несколько скорее кредиторов (их посредниками уже не назовешь), которые закупают зерно и перепродают его трейдерам.

В перспективе фермер будет все больше выходить в свет. Динамика такая есть. А в нашем видении фермер будет молодеть, интересоваться IT-решениями, отслеживать цены, нанимать автотранспорт, объединяться при закупках с другими предприятиями с целью экономии. Стереотипы о том, что фермеру около 70 лет, он никому не доверяет и всю жизнь работает по одним и тем же принципам, останутся в прошлом. В отрасль будет приходить молодежь, у которой совсем другие возможности и потребности в коммуникации. Поэтому мы стремимся к тесному сотрудничеству и с фермерами, и с профильными компаниями, и с обладминистрацией в рамках консультационных услуг и практической помощи.



- Как возникла эта идея? После ваших поездок по Европе и США?

- Да, не буду скрывать, что мы ехали в Европу и Америку с целью посмотреть, как у них происходит коммуникация в системе сельского хозяйства. И на самом деле мы не увидели ничего такого, чего нельзя было бы реализовать у нас.

То, чего нам не хватает в принципе, – это доверия. Это естественно, поскольку раньше «прозрачность» на рынке была чем-то отнюдь не само собой разумеющимся, что сказывалось на репутации трейдеров. Но мы уже около 10 лет в бизнесе, и, по моим наблюдениям, уровень доверия на рынке растет. Сейчас уже большая редкость услышать о том, что кто-то не заплатил, к примеру, за машину или украл что-то. Трейдеры сейчас очень дорожат репутацией, фактически все из них аккредитованы, финансируются фондами, проходят проверки. Сейчас отношения на рынке стали более цивилизованными. Больше отчетности и работы над эффективностью, жестче контроль… Потому что все понимают, что маржа не бесконечная и, если можно так выразиться, на рынке есть «касты», без которых можно обойтись.

В США и Европе есть консультанты, которые работают с пулом фермеров. Они советуют, что сеять, исходя из прогнозов спроса импортеров, когда закупать удобрения, когда продавать урожай, помогают с определением качества при уборке. Такого себе рода сопровождение. Они стремятся завоевывать доверие, чтобы быть уверенными, что в нужный момент фермер обратится к ним за советом. Подобие такого центра хотим внедрить и мы.



- О кооперативах в целом говорили давно, но больше в контексте каких-то нишевых культур. Там, где сформировать какие-то однородные объемы достаточно сложно. На какие культуры собираетесь сделать акцент вы?

- Мы производили деление не в аспекте культур, а по объему земельного банка. На наш взгляд, фермер с площадью земельного банка 3-5 тыс. га – довольно-таки самостоятельный в организации бизнеса. У него есть, как правило, штат юристов, бухгалтерия. Это уже полноценное предприятие, а потому прийти к нему и предложить консультацию по бухгалтерии и юриспруденции бессмысленно. Объединить таких фермеров вокруг какой бы то ни было инфраструктуры сложно, потому что зачастую у них хватает собственных средств, у них есть и свои склады, и линейные элеваторы, зачастую даже с автотранспортом. То есть можно сказать, что они являются на рынке вполне самодостаточными единицами. В связи с этим мы больше смотрим на мелких фермеров, у которых проблемы с ведением бухгалтерии, у которых нет возможности кредитоваться, которые не могут позволить себе содержать штат аналитиков и построить собственную инфраструктуру.



- А выращивать будете, вероятнее всего, пшеницу?

- Пока мы выращиваем пшеницу и подсолнечник, но смотрим и на более маржинальные культуры. У нас есть партнеры, которые, грубо говоря, сразу же фасуют убранную культуру и отправляют на рынки Европы. Фактически это выращивание под спрос.



- Расскажите немного о планах Группы в кратко- и долгосрочной перспективе. Уже обозначили для себя приоритетные цели?

- Глобально мы движемся в трех направлениях. Первый вектор развития, который можно долго каскадировать и обсуждать, – это продвижение нашей комплексной услуги и расширение направлений в ней. Соответственно, это увеличение объемов автоперевозок и перевалки, количества фрахтовых контрактов. Второе направление – это наше сельское хозяйство и консультирование фермеров. Развиваясь сами, будем развивать и фермеров вокруг нас. И третий большой блок – это автоматизация, т.е. создание единого информпространства, в котором все участники процесса смогут оперативно получать необходимую информацию.

Если рассматривать «УкрТрансАгро», то одна из основных задач – это увеличение объемов единоразового хранения, но это скорее в долгосрочной перспективе. Мы можем работать и с большими объемами, но нам не хватает мощностей. Тем более что Украина демонстрирует позитивную динамику по производству. Когда я только пришел в этот бизнес, урожай 90 млн тонн для всех казался чем-то нереальным. Сейчас же и 120 млн тонн уже кажутся вполне возможными.



- Каковы Ваши ожидания по экспортной торговле во второй половине 2021/22 МГ с учетом специфики Азовского региона?

- Сейчас цена обвалилась, и спроса на декабрь со стороны импортеров нет совсем, поэтому в январь мы войдем с хорошими остатками зерна на терминале и объемами закупленного у фермеров зерна. Если погода позволит, то в январе возможно некоторое оживление продаж. В феврале же, вероятнее всего, будет просадка объемов и темпов экспорта из-за погоды, ледовых кампаний и т.д. Но с учетом того, что у нас сегодня хватает сельхозпроизводителей, которые еще не продали зерно и имеют достаточно большие запасы, я думаю, что весной будет оживление продаж и объемов перевалки. Декабрь мы закончим с объемом перевалки на нашем терминале около 360-400 тыс. тонн с начала 2021/22 МГ, а в планах до конца сезона перевалить порядка 600 тыс. тонн.



- Благодарю за содержательную беседу и желаю успехов всей Группе Компаний!



Беседовала Анна Танская

Реклама

Вход