Анализ экспортных рынков и ценообразования на мировых рынках зерновых культур

Источник

АПК-Информ

16233

 

 

Д-р Александр Перехожук, старший научный сотрудник Лейбниц-Института аграрного развития в Центральной и Восточной Европе (IAMO), Галле (Заале), Германия

 

Структура и концентрация на мировых рынках зерновых культур

 

За последнее десятилетие существенно изменилась структура мирового рынка зерна. По данным министерства сельского хозяйства США (USDA), в 1990/91 МГ на долю пяти крупнейших стран-экспортёров зерновых приходилось около 81,4% мирового рынка зерна, в то время как в 2012/13 МГ только 54,6%. При этом существенно сократились доли стран, которые традиционно входят в пятерку крупнейших стран-экспортёров, - США, ЕС и Канады. Доля США сократилась с 39,2% в 1990/91 МГ до 19,1% в 2012/13 МГ, доля ЕС - с 15,5 до 8,7%, то есть более чем в два раза. За тот же период доля Канады на мировом рынке зерна уменьшилась почти в два раза, с 14.3% до 8.1%. Доля Австралии остается на протяжении десятилетий неизменной и составляет около 8%. Аргентина увеличила свою долю почти в два раза - с 5,2% в 1990/91 МГ до 11,0% в 2012/13 МГ. За этот же период произошло существенное уменьшение общей доли стран, входящих в десятку крупнейших стран-экспортеров зерновых, - с 93,3 до 84,2%.

Сокращение долей стран-экспортёров на мировом рынке пшеницы обусловлено, прежде всего, увеличением экспорта зерновых странами Черноморского региона – Казахстаном, Россией и Украиной (КРУ). Доля этих трёх стран на мировых рынках зерновых за последние два десятилетия увеличилась почти в три раза – с 5,6 до 15,3% (табл. 1).

 

Таблица 1. ТОП-5 и ТОП-10 стран-экспортеров пшеницы

1990/91

2000/01

2010/11

2011/12

Р

Страна

ТТ

%

Р

Страна

ТТ

%

Р

Страна

ТТ

%

Р

Страна

ТТ

%

1

США

29,106

28,0

1

США

28,904

28,5

1

США

35,076

26,4

1

США

28,563

18,2

2

ЕС-15

22,240

21,4

2

Канада

17,316

17,1

2

ЕС-27

22,906

17,3

2

Австралия

24,692

15,7

3

Канада

21,731

20,9

3

Австралия

15,930

15,7

3

Австралия

18,655

14,1

3

Россия

21,627

13,7

4

Австралия

11,760

11,3

4

ЕС-27

15,675

15,4

4

Канада

16,575

12,5

4

Канада

17,352

11,0

5

Аргентина

5,592

5,4

5

Аргентина

11,325

11,2

5

Аргентина

9,493

7,2

5

ЕС-27

16,569

10,5

 

ТОП-5

90,429

87,1

 

Топ-5

89,150

87,8

 

Топ-5

102,705

77,4

 

Топ-5

108,803

69,2

6

Казахстан

5,000

4,8

6

Казахстан

3,972

3,9

6

Казахстан

4,862

3,7

6

Аргентина

12,900

8,2

7

Украина

2,000

1,9

7

Турция

1,601

1,6

7

Украина

4,302

3,2

7

Казахстан

11,844

7,5

8

Сауд. Аравия

1,661

1,6

8

Индия

1,569

1,5

8

Россия

3,983

3,0

8

Украина

5,436

3,5

9

Россия

1,200

1,2

9

Мексика

705

0,7

9

Турция

3,015

2,3

9

Турция

3,672

2,3

10

Венгрия

619

0,6

10

Россия

696

0,7

10

Бразилия

2,535

1,9

10

Бразилия

2,036

1,3

 

ТОП-10

100,909

97,2

 

Топ-10

97,693

96,2

 

Топ-10

121,402

91,4

 

Топ-10

144,691

92,0

 

ОМ

2,934

2,8

 

ОМ

3,838

3,8

 

ОМ

11,357

8,6

 

ОМ

12,601

8,0

 

КРУ

8,200

7,9

 

КРУ

4,746

4,7

 

КРУ

13,147

9,9

 

КРУ

38,907

24,7

 

Мир

103,843

100,0

 

Мир

101,531

100,0

 

Мир

132,759

100,0

 

Мир

157,292

100,0

Примечание: Р – ранг; TT – тыс. тонн; ОМ – остальной мир; КРУ – Казахстан, Россия и Украина

Источник: минсельхоз США (USDA)

Аналогичные изменения структуры рынка произошли также на мировых рынках отдельно взятых зерновых культур, ячменя, кукурузы и других зерновых культур. Прежде всего, значительно увеличилась доля Казахстана, России и Украины на рынке пшеницы. Их общая доля увеличилась с 7,9% в 1990/91 МГ до 17,7% в 2012/13, то есть более чем в два раза. Годом раньше, в 2011/12 МГ, их общая доля достигла 24,7%, то есть увеличилась более чем в три раза по сравнению с 1990/91 МГ. На мировых рынках ячменя и кукурузы доля Казахстана, России и Украины увеличилась соответственно с 11,9 до 21,9% и с 1,3 до 17,4%, то есть почти в два раза на мировом рынке ячменя и более чем в тринадцать раз на рынке кукурузы.

 

Ценообразование на мировых рынках зерновых культур

 

Происходящие структурные изменения на мировом рынке зерна говорят, прежде всего, об увеличении конкуренции между странами-экспортёрами. В условиях высокой или повышенной конкуренции цены должны, по законам рынка, падать. Однако за последние годы мы наблюдаем значительное повышение цен на мировых рынках зерновых культур. Повышение цен на рынках зерновых культур может быть вызвано многими факторами.

С одной стороны, повышение цен связано как с ростом населения и увеличением соответственно спроса (потребления) в экспортирующих и импортирующих зерно странах, так и ростом цен на производственные факторы (минеральные удобрения, средства защиты растений, топливо, сельхозтехнику и др.). Повышение цен на рынках зерновых культур напрямую связано с природными катаклизмами (например, засухи в 2010 году в России, наводнений 2010-2011 годов в Австралии, засухи в 2012 году в США). Многие из этих факторов часто упоминаются в средствах массовой информации и аналитических обзорах рынков, предоставляемых консалтинговыми компаниями. Также эти факторы учитываются и нашли свое научное обоснование во многих научных работах и исследованиях, проводимых такими международными организациями и научно-исследовательскими учреждениями, как Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (FAO 2009), Всемирный банк (World Bank 2009) и другими организациями.

С другой стороны, повышение цен на рынках зерновых может быть связано с высокой степенью концентрации мировых и национальных рынков и соответственно низким уровнем конкуренции, как на мировых, так и на национальных рынках. Кроме того, повышение цен может быть вызвано поведением экспортёров на рынке, использованием различных форм ценовой дискриминации, а также применением рыночной власти в отношении стран-импортеров. Не исключено, что на рынке зерновых имеют место также картельные сговоры (англ. collusion) между участниками рынка в разных формах. Приведем самые распространенные формы картельных соглашений (сговоров). Квотный картель (англ. quota cartel) отражает ситуацию на рынке, когда имеет место картельное согласование максимальных объемов производства, реализации или экспорта. Ценовой сговор (англ. price collusion), или ценовой картель (англ. price cartel) создается с целью установления единых цен или поддержания цен на определенном уровне. Картель по разделу рынка (англ. market sharing cartel) представляет собой картельное согласование о территориальном разделе рынка между участниками с целью ограничения конкуренции между участниками. При этом имеют место тайные сговоры (англ. tacit collusion), картельные сговоры, которые не вступают в открытое (прямое) соглашение, а происходят молчаливо, формально, не зафиксировав своего соглашениясговора. Ценовое лидерство (англ. price leadership) является одним из распространенных примеров тайного сговора, применяемого в условиях олигополии, когда лидер объявляет изменение цены, а следующие за лидером другие участники рынка вскоре объявляют идентичные цены.

Как мы знаем, картельные соглашения юридически запрещены между компаниями (фирмами) в странах с рыночной экономикой. Однако на рынках зерновых существуют межправительственные соглашения об экспорте или импорте зерна. С экономической точки зрения такие соглашения ничем не отличаются от картельных соглашений. Тем не менее, ни в одной стране мира они юридически не запрещаются ни антимонопольным законодательством, ни другими законодательными актами. В межправительственных, как и в картельных соглашениях оговариваются объемы экспорта и импорта, устанавливаются цены. Как правило, в таких межправительственных соглашениях оговариваются значительные объемы поставок, которые, в свою очередь, оказывают, как правило, значительное влияние на ценообразование на рынке. Кроме того, существенное вливание на ценообразование оказывает также государственное регулирование со стороны правительств многих стран мира, которое проявляется в таких формах, как введение экспортных квот, ограничений или запретов как на экспорт, так и на импорт зерновых культур.

 

Классификация мировых рынков зерновых по степени концентрации

 

Наряду с изменением структуры мировых рынков и повышением цен на зерно возникают вопросы в отношении классификации мировых рынков, которые помогут представить возможные сценарии поведения экспортеров и их возможного влияния на ценообразование, в том числе и на рынках зерновых культур. Министерство юстиции США и Федеральная торговая комиссия США, полагаясь на один из основных показателей концентрации рынка, рыночной доли крупнейшего продавца в общем объеме продаж отрасли (рынка), характеризуют три типа рынков по степени концентрации: 1) если доля крупнейшего продавца на рынке составляет до 15%, то такой рынок характеризуется как низко концентрированный. На данном рынке ни один из участников рынка не может оказать влияния на уровень цен; 2) если рыночная доля крупнейшего продавца составляет от 15 до 25%, то такой рынок характеризуется как умеренно концентрированный. На данном рынке конкурируют между собой несколько конкурентов, которые не могут существенно влиять на уровень цен; 3) в случае, если рыночная доля крупнейшего продавца составляет более 25%, то такой рынок характеризуется как высококонцентрированный. В данном случае на рынке существует продавец, который в состоянии существенно влиять на ценообразование на рынке, диктовать и устанавливать цены на рынках.

Принимая во внимание классификацию рынков, мировые рынки зерновых можно отнести к умеренно и высококонцентрированным рынкам. При этом только по итогам 2011/12 МГ мировой рынок пшеницы сегодня относится к умеренно концентрированным рынкам. Рыночная доля США как крупнейшего экспортера в 2011/12 МГ составила 18,2%. Однако до 2011/12 МГ рынок пшеницы относился к высококонцентрированным рынкам. По итогам 1990/91, 2000/01 и 2010/11 МГ рыночная доля США на мировом рынке пшеницы составила соответственно 28,0%, 28,5% и 26,4%. Мировые рынки зерна кукурузы, а также рынок пшеницы относятся к высококонцентрированным рынкам. Так, по итогам 1990/91, 2000/01 и 2010/11 МГ рыночная доля США на мировом рынке зерна кукурузы составила соответственно 75,1%, 64,2% и 50,9%. В отличие от мировых рынков пшеницы и зерна кукурузы, где крупнейшим экспортером остается США, на мировом рынке ячменя по итогам 1990/91, 2000/01, 2010/11 и 2011/12 МГ произошло изменение лидера. До 2011/12 МГ крупнейшим экспортёром оставался Европейский союз, рыночные доли которого соответственно составили 42,9%, 42,9% и 30,7%. Однако в 2011/12 МГ место крупнейшего экспортера ячменя заняла Австралия, рыночная доля которой составила 26,3%.

Учитывая высокую степень концентрации мировых рынков зерна, государственное регулирование зерновых рынков и административные вмешательства со стороны правительств и государственных органов в странах как экспортирующих, так и импортирующих зерно, возникает ряд вопросов в отношении поведения, прежде всего крупнейших стран-экспортеров на мировых рынках зерновых культур. Применяют ли страны-экспортеры ценовую дискриминацию на мировых рынках зерна? Существует ли рыночная власть на мировых рынках зерна? На каких рынках, какие страны-экспортеры и по отношению к каким странам, импортирующим зерно, используется ценовая дискриминация и рыночная власть?

 

Подходы к исследованию ценовой дискриминации и рыночной власти

 

Вопросы, связанные с исследованием поведения экспортёров на экспортных рынках, нашли свое отражение в новой теории торговли (англ. new trade theory), в развитие которой внес значительный научный вклад американский ученый, лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман (англ. Paul Krugman 1986). Новая теория торговли предполагает, что международная торговля зачастую характеризуется олигополистической структурой рынка, и вследствие чего, несовершенной конкуренцией. Высокая степень концентрации рынка в одних руках может стать причиной ценовой дискриминации на экспортном рынке при условии принятия экспортёром оптимального решения, в основе которого лежит максимизация прибыли. Пол Кругман (Paul Krugman, 1986) теоритически обосновал существование особой формы ценовой дискриминации третьей степени на экспортных рынках, которую он назвал «ценообразование на рынке» (англ. pricing to market, сокр. PTM). Это одна из форм несовершенной конкуренции на рынке, суть которой заключается в том, что продавец при продаже однородного товара разделяет покупателей на категории, для каждой из которых устанавливает отдельную цену. В 1989 году американский ученый Михаэль Кнеттер (Michael Knetter, 1989) предложил эконометрический подход к оценке параметров модели «ценообразования на рынке», которая в англоязычной литературе более известна под сокращенным названием как PTM-модели. В основу модели «ценообразования на рынке» заложена оценка влияний обменных курсов валют продавца (экспортёра) и покупателей (импортёров) и экспортных цен для различных покупателей (импортёров). Используя PTM-модель, можно оценить поведение экспортёра на рынке на основании эмпирической проверки гипотез о влиянии обменных курсов и экспортных цен и дать ответ на вопросы в отношении существования конкурентного ценообразования на экспортном рынке или ценовой дискриминации в импортозависимых странах.

Десять лет спустя Михаэль Кнеттер (Michael Knetter) совместно с Пинелопой Гольдберг (Pinelopi Goldberg) опубликовал в 1999 году статью, в которой было представлено эконометрическое решение оценки эластичности остаточногоспроса (residual demand elasticity, сокр. RDE), которая известна в англоязычной литературе под сокращенным названием RDE модель. Помимо цен и обменных курсов валют в модели «эластичности остаточного спроса» учитываются дополнительно объемы экспорта, а также информация, как в отношении страны-импортера, так и стран-экспортёров, конкурирующих между собой на рынке. С одной стороны, дополнительная информация включает в себя переменные, отражающие поведение других стран-экспортеров, конкурирующих со страной экспортером, в т.ч. обменные курсы валют и цены сельскохозяйственных производителей стран-конкурентов. С другой стороны, учитываются также переменные, влияющие на изменение спроса в стране-импортере, включая потребительские цены и валовой внутренний продукт.

В отличие от модели «ценообразования на рынке» модель «эластичности остаточногоспроса» дает возможность не только оценить интенсивность конкуренции на рынке, но и измерить степень рыночной власти продавца (экспортера). Суть рыночной власти на рынке заключается в способности одного или группы экспортеров устанавливать цены выше предельных затрат посредством ценовой накрутки (англ. price markup), известной в литературе как наценка или ценовая маржа (англ. price margin). В результате этого экспортёры имеют возможность получать так называемую сверхприбыль (англ. superprofit, или supernormal profit), известную в литературе еще как экономическая прибыль (англ. economic profit), которую возможно лишь получить при наличии рыночной власти, когда рынок находится в состоянии неравновесия и характеризуется несовершенной конкуренцией на рынке.

 

Результаты эмпирических исследований

 

Насколько известно, американские аграрные экономисты Даниэль Пик и Тимоти Парк (Pick, Park 1991) первыми применили PTM-модель для эмпирического исследования поведения экспортеров на рынках хлопка, зерна кукурузы, сои, соевого шрота и пшеницы США. Результаты их исследований на основе квартальных данных за период с 1978 по 1988 гг. указывают на то, что американские экспортеры применяли ценовую дискриминацию на экспортном рынке пшеницы по отношению ко многим странам мира, в том числе по отношению к Китаю, Египту, Японии, Южной Корее, Венесуэле, СССР, Тайваню и Филиппинам (табл. 2).

 

Таблица 2. Результаты модели «ценообразования на рынке» пшеницы

Страна-экспортер

Страна-импортер

Пик и Парк (Pick, Park 1991)

Пик и Картер (Pick, Carter 1994)

США

Китай

+

+

 

Египет

+

+

 

Япония

+

+

 

Южная Корея

+

-

 

Венесуэла

+

+

 

СССР

+

+

 

Тайвань

+

-

 

Филиппины

+

-

Канада

Япония

 

+

 

СССР

 

+

 

Китай

 

+

 

ЕЭС

 

-

Примечание: «+» означает, что результаты исследования подтверждают гипотезу о применении ценовой дискриминации; «-» означает, что результаты исследования отвергают гипотезу о применении ценовой дискриминации

Источник: собственное представление на основе Пик и Парк (Pick, Park 1991) и Пик и Картер (Pick, Carter 1994)

 

Три года спустя вновь американские аграрные экономисты Даниэль Пик и Колин Картер (Pick, Carter 1994), которые модифицировали предыдущую модель «ценообразования на рынке», нашли результаты исследований, подтверждающие ценовую дискриминацию в большинстве стран, импортирующих зерно пшеницы из США, за исключением таких трех стран, как Южная Корея, Тайвань и Филиппины. Помимо этого, используя квартальные данные по экспорту пшеницы из Канады, они получили результаты оценки, которые подтверждают гипотезу о применении ценовой дискриминации канадскими экспортерами на экспортном рынке пшеницы в период с 1978 по 1988 гг. по отношению к таким странам, как Япония, СССР и Китай. В то время как полученные результаты отвергают гипотезу о применении ценовой дискриминации в отношении стран Европейского экономического сообщества (ЕЭС).

Модель «ценообразования на рынке» нашла довольно широкое применение в эмпирических исследованиях поведения экспортеров на международных рынках, в том числе и анализе экспортных рынков и ценообразования на мировых рынках зерновых культур. Результаты эмпирических исследований, полученные Пик и Парк (Pick, Park 1991), Пик и Картер (Pick, Carter 1994) на основе модели «ценообразования на рынке», были также подтверждены результатами других исследований, например проводимых такими исследователями, как Карью (Carew 2000), Карью и Флорковски (Carew, Florkowski 2003), Лавуа (Lavoie 2005) и Цзинь (Jin 2008). Результаты их исследований также свидетельствуют о ценовой дискриминации, проводимой американскими и канадскими экспортерами на рынках пшеницы в таких странах, как Бельгия, Италия, Китай, Мозамбик, Южная Корея, Япония и др.

В отличие от модели «ценообразования на рынке», модель «эластичности остаточного спроса» пока не нашла широкого применения в эмпирических исследованиях в отношении анализа рыночной власти на экспортных рынках зерновых. Это может быть вызвано необходимостью сбора и подготовки более обширной информации и данных, как в отношении страны-импортёра, так и страны-экспортера, а также о странах, которые конкурируют на рынке. Насколько известно, в настоящее время имеется только несколько эмпирических исследований, анализирующих рыночную власть крупнейших стран-экспортеров пшеницы, включая США, Канаду и Австралию. При этом одной из основных проблем, которые подымаются в этих работах, является деятельность государственных торговых предприятий, таких как Канадский совет по пшенице (англ. Canadian Wheat Board, сокр. CWB), Австралийский совет по пшенице (англ. Australian Wheat Board, сокр. AWB), Японское продовольственное агентство (англ.  Japanese Food Agency, сокр. JFA), которые, по мнению авторов, влияют на ценообразование и конкуренцию на мировых рынках зерна.

Результаты оценки модели, полученные Картер и др. (Carter et al. 1999) на основе квартальных данных за период с 1970 по 1991 гг., указывают на то, что, в отличие от канадских и австралийских экспортеров, американские применяют рыночную власть на рынке пшеницы по отношению к Японии (табл. 3). Ян и Ли (Yang, Lee 2001), используя квартальные данные за период с 1993 по 1999 гг., получили результаты, подтверждающие гипотезу о том, что американские, канадские и австралийские экспортеры применяют рыночную власть на рынке пшеницы по отношению к Южной Корее. Чо и др. (Cho et al. 2002) на основе годовых данных по экспорту пшеницы из США в Индонезию, Японию Южную Корею, Малайзию, Филиппины и Сингапур за период с 1973 по 1994 гг. получили результаты, подтверждающие использование рыночной власти со стороны американских экспортеров в отношении четырех стран: Южной Кореи, Малайзии, Филиппин и Сингапура.

 

Таблица 3. Результаты модели «эластичности остаточногоспроса» на рынке пшеницы

Автор(ы), год

Страна-экспортер

Страна-импортер

Период

Результат

Картер и др. (Carter et al. 1999)

США

Япония

1970-1991

+

 

Канада

 

 

-

 

Австралия

 

 

-

Ян и Ли (Yang, Lee 2001)

США

Южная Корея

1993-1999

+

 

Канада

 

 

+

 

Австралия

 

 

+

Чо и др. (Cho et al.2002)

США

Индонезия

1973-1994

-

 

 

Япония

 

-

 

 

Южная Корея

 

+

 

 

Малайзия

 

+

 

 

Филиппины

 

+

 

 

Сингапур

 

+

Примечание: «+» означает, что результаты исследования подтверждают гипотезу о наличии рыночной власти; «-» означает, что результаты исследования отвергают гипотезу о наличии рыночной власти

Источник: собственное представление на основе Картер и др. (Carter et al. 1999), Ян и Ли (Yang, Lee 2001) и Чо и др. (Cho et al. 2002)

 

На фоне продовольственных кризисов в мире как в 2007-2008 годах, так и в 2012 году наблюдался резкий рост цен на зерно, хлеб и хлебобулочные изделия на внешних и внутренних рынках многих стран. Прежде всего, вопросы роста цен и ценообразования на рынках зерна актуальны для стран-импортеров, которые в значительной степени зависят от импорта зерна и которые, как правило, имеют низкую степень интеграции в мировые рынки, к примеру, страны Средней Азии и Кавказа. Несмотря на то, что вопросы ценообразования и нестабильности цен на мировых рынках зерна уже становились предметом дискуссий политиков и представителей средств массовой информации во многих странах, до сих пор изучению вопросов ценообразования на мировых рынках зерна посвящено лишь немного научных исследований.

Наряду с Австралией, Канадой и США, Россия является крупнейшим экспортером пшеницы в мире. В связи с этим вопросы ценообразования и поведения российских экспортеров на мировых рынках, в том числе вопросы, касающиеся исследования ценовой дискриминации и рыночной власти российских экспортеров, становятся все более актуальными. Используя квартальные данные по экспорту пшеницы из России в период с І квартала 2002 года по ІІ квартал 2010 года, Палл и др. (Pall et al., 2013а) получили результаты, которые указывают на то, что российские экспортеры применяли различные стратегии, в том числе и стратегию «ценообразования на рынке» (табл. 4). При этом результаты эконометрической оценки модели подтверждают на основе эмпирических тестов в 5 из 25 стран-импортеров, в общем объеме импорта которых российская пшеница составляла преимущественную долю. Кроме того, были получены также результаты в отношении влияния на ценообразование экспортных пошлин на зерно, которые Россия вводила дважды, с І квартала 2002 года по ІІІ квартал 2007 года и с ІІІ квартала 2008 года по ІІ квартал 2010 года. В то время как результаты анализа первого периода свидетельствуют о том, что ценовая дискриминация присутствует в четырех странах (Ливан, Монголия, Пакистан и Сирия), результаты второго периода указывают на ценовую дискриминацию в 9 странах (Алжир, Армения, Кипр, Грузия, Индия, Ливия, Монголия, Пакистан и Сирия).

В дополнение к модели «ценообразования на рынке» Палл и др. (Pall et al., 2013b) провели проверку гипотезы о рыночной власти российских экспортеров пшеницы на основе модели «эластичности остаточного спроса» (табл. 4). При этом в анализ были включены страны, рынки которых по степени концентрации рынка классифицируются как высококонцентрированные рынки, то есть доля крупнейшего поставщика пшеницы составляет более 25% в общем объеме импорта. Так, в общем объеме импорта пшеницы доля российской пшеницы составила более 50% в трех странах, таких как Албания (63%), Грузия (66%) и Ливан (53%), а также от 25% до 50% в пяти странах, таких как Азербайджан (47%), Греция (34%), Египет (29%), Монголия (28%) и Сирия (28%). Учитывая преимущества и недостатки эконометрических методов, Палл и др. (Pall et al., 2013b) применили в анализе два эконометрических метода: с одной стороны – метод квазимаксимального правдоподобия Пуассона (англ. Poisson Pseudo Maximum Likelihood, PPML) и с другой стороны – обобщенный метод моментов (англ. Generalized Method of Moments, GMM).

 

Таблица 4. Сопоставление результатов оценки PTM и RDE моделей

Период/Метод

Албания

Азербайджан

Египет

Грузия

Греция

Ливан

Монголия

Сирия

Период

Избранные результаты модели «ценообразование на рынке» (PTM)а

2002:кв.1–2010:кв.2б

±

+

2002:кв.1–2007:кв.3в

+

+

±

2008:кв.3–2010:кв.2г

±

+

±

Метод

Результаты модель «эластичности остаточногоспроса» (RDE)

PPML

+

+

+

GMM

+

+

+

+

+

Примечание: а) Помимо 8 стран, представленных в этой таблице, в анализе получены результаты еще по 17 странам-импортерам: Алжир, Армения, Австрия, Бангладеш, Кипр, Индия, Иран, Израиль, Италия, Иордания, Ливия, Марокко, Пакистан, Испания, Тунис, Турция и Йемен

б) Целый период

в) Период до введения экспортной пошлины

г) Период после введения экспортной пошлины

Символ «+» означает, что гипотеза о наличии рыночной власти подтверждается; символ «-» означает, что гипотеза о наличии рыночной власти отвергается; символ «±» означает, что гипотеза о наличии ценовой дискриминации или рыночной власти подтверждается посредством эффекта обменного курса или ценовых эффектов

Источник: Палл и др. (Pall et al., 2013а); Палл и др. (Pall et al., 2013б)

 

Результаты оценки модели подтверждают гипотезу о том, что российские экспортеры использовали рыночную власть, выступая в роли так называемого установителя цены, или ценоустановителя (англ. price setter, или price maker), и устанавливали цены в трех странах: Албании, Грузии и Греции. При этом нужно подчеркнуть то, что параметры модели указывают на незначительную степень рыночной власти в этих трех странах. В остальных пяти странах (Азербайджан, Египет, Ливан Монголия и Сирия)российские экспортеры не имели возможности влиять на цены и выступали в роли получателя цены, или ценополучателя (англ. price taker), соглашались с ценой на рынке и воспринимали цену как заданную величину.

 

Заключение и выводы

 

Происходящие за последние десятилетия структурные изменения на мировых рынках зерновых культур, прежде всего за счет существенного сокращения долей стран, которые традиционно входят в пятерку крупнейших стран-экспортеров, таких как США, ЕС и Канады, говорят об увеличении конкуренции между экспортёрами. Однако, как мы знаем, за последние годы произошло значительное увеличение цен на мировых рынках зерна. С одной стороны, повышение цен происходит за счет увеличения спроса (потребления), а также за счет роста цен на производственные факторы. С другой стороны, повышение цен может быть вызвано перераспределением рыночных долей и, прежде всего, увеличением степени концентрации на рынке, с сокращением количества продавцов (экспортёров) на рынке, а также их поведением. Результаты эмпирических исследований свидетельствуют о том, что крупнейшие страны-экспортеры, включая США, Канаду и Россию, применяют ценовую дискриминацию, а также рыночную власть на экспортном рынке пшеницы во многих странах. Кроме того, результаты эконометрического анализа указывают на то, что экспортеры применяют ценовую дискриминацию и рыночную власть в тех странах-импортёрах, которые плохо интегрированы в мировой рынок. Как правило, в таких странах, где страны-экспортеры обладают высокой рыночной долей в общем объеме импорта страны-импортёра, занимая доминирующее положение на рынке, и в странах-импортёрах, которые имеют, как правило, одну или две страны, поставляющие пшеницу. Особенно это присуще странам, которые ввиду их географического положения не имеют выхода к морю и относятся к так называемым внутриконтинентальным странам, например Монголия. При этом результаты оценки параметров RDE-модели говорят о том, что в целом структура российского рынка экспорта пшеницы характеризуется в сопоставлении с результатами предыдущих других исследований в отношении поведения австралийских, американских и канадских экспортеров более интенсивной конкуренцией, чем рынки экспорта пшеницы Австралии, Канады и США.

 

Литература

1.        Carew, R., 2000. Pricing to Market Behavior: Evidence from Selected Canadian and U.S. Agri-Food Exports. Journal of Agricultural and Resource Economics 25(2), 578-595.

2.        Carew, R., Florkowski, W.J., 2003. Pricing to Market Behavior by Canadian and U.S. Agri-food Exporters: Evidence from Wheat, Pulse and Apples. Canadian Journal of Agricultural Economics 51 (2) 139–159.

3.        Carter, C. A., MacLaren D., Yilmaz, A., 1999. How competitive is the world wheat market?.Working Paper No. 99-002. Department of Agricultural and Resource Economics, University of California Davis.

4.        Cho, G., Jin H. J., Koo, W. W., 2002. Measuring the market power of the U.S. wheat exporters in Asian countries: an issue about adjustment of nominal exchange rate when using as a cost shifter. Selected Paper for presentation at Annual conference of the American Agricultural Economics Association, Long Beach CA.

5.        FAO, 2009. Agribusiness Handbook Wheat Flour. Rome, FAO.

6.        Goldberg, P. K., Knetter, M. M., 1999. Measuring the intensity of competition in export markets. Journal of International Economics 47 (1), 27–60.

7.        Jin, H., 2008. Competitive structure of Canadian wheat exports in the world market. Applied Economics Letters 15 (13), 1059-1064.

8.        Knetter M. M. (1989). Price Discrimination by U.S. and German Exporters, The American Economic Review, Vol. 79, No. 1, pp. 198-210.

9.        Krugman, P. (1986). Pricing to Market When the Exchange Rate Changes, Working Paper No. 1926. Cambridge, MA: National Bureau of Economic Research.

10.      Lavoie, N., 2005. Price Discrimination in the Context of Vertical Differentiation: An Application to Canadian Wheat Exports. American Journal of Agricultural Economics 87 (4). 835–854.

11.      Pall Z., Perkhozhuk, O., Teuber, R., Glauben, T., (2013a). Are Russian wheat exporters able to price discriminate? Empirical evidence from the last decade. Journal of Agricultural Economics, 64 (1), 177–196.

12.      Pall, Z., Perekhozhuk, O., Glauben, T., Prehn, S., Teuber, R., (2013b). Residual Demand Measures of Market Power of Russian Wheat Exporters. Agricultural Economics (forthcoming).

13.      Pick, D. H., Carter, C. A., 1994. Pricing to market with transactions denominated in a common currency. American Journal of Agricultural Economics 76 (1), 55–60.

14.      Pick, D. H., Park, T. A., 1991. The competitive structure of U.S. agricultural exports. American Journal of Agricultural Economics 73 (1), 133-141.

15.      World Bank, 2009. A State Trading Enterprise for Grains in Russia? Issues and Options. Report No. 454925-RU, Washington, DC: The World Bank.

16.      Yang, S. R., Lee, W. J., 2005. Exporter’s market power in agricultural import markets in Korea. Selected Paper Session for presentation at Annual conference of the American Agricultural Economics Association, Chicago Illinois.

 

Реклама

Вход