Для решения многих проблем в сельском хозяйстве Казахстана достаточно политической воли – СФК

Источник

АПК-Информ

2174

 

Достаточно высокое предложение зерна, в том числе и пшеницы, на мировом рынке делает покупателей более щепетильными в выборе товара. Важнейшим критерием при выборе зерна является его качество. В Казахстане основным фактором влияния на качество собранного зерна выступила погода. О том, какие еще факторы оказывают влияние на развитие растениеводческой и смежных отраслей, рассказал президент Союза фермеров Казахстана Ауезхан Даринов .


- Какое качество пшеницы и ячменя в этом году? Как эксперты оценивают фитосанитарное состояние полей? Какие выводы будут сделаны по итогам зернового года, исходя из фактических показателей качества выращенного урожая и фитосанитарного состояния полей?

- Качество зерновых в среднем, надо признать, не самое высокое. Но это в среднем, все зависит от конкретного региона, конкретных погодных условий в этом регионе. Скажем, в Акмолинской области и частично на севере страны в августе была сильная жара, потом пошли обильные дожди, из-за чего фермеры потеряли от 30 до 50% своего урожая! Обильные осадки привели к тому, что даже те сорняки, семена которых лежат и не всходят годами – пошли в рост. То есть это высокая сорность, дополнительные процедуры очистки, а значит и расходы. И даже если сама пшеница стоит сухая, с влажностью 12%, то сорняки дают увеличение влажности в общей массе до 17-18%. В целом по стране на 3 октября убрано 14,9 млн. га пшеницы, намолочено около 22,5 млн. тонн при средней урожайности 15,1 ц/га. Показатели намного выше, чем в прошлом году, если говорить о темпах уборки и общем объеме урожая. По оперативным данным, около 60% зерна с влажностью до 14,5%, около 25% – с влажностью от 14,5 до 17%, с влажностью от 17 до 20% – 12,5%, и еще около 4% – с влажностью свыше 20%. Эти показатели лучше, чем в прошлом году. Напомню, в прошлом году зерна с влажностью от 17 до 20% было почти 25%. Это относительно влажности. Показатели по натурному весу и клейковине в этом году ниже, чем год назад. Выводы следующие – нужна хорошая осенне-весенняя подготовка: пары, применение севооборота, внесение удобрений, проведение своевременных обработок и т.д. Приемов, технологий много, но для каждого региона они свои. И потом, когда есть возможность, когда погода позволяет, нужно работать не покладая рук. Многие хозяйства, даже маленькие, успели закончить уборку еще до дождей, а те, кто не успел – теряют уже около половины своего урожая на полях, то есть там разница буквально 3-4 дня, но очень серьезные последствия.

 

- Во время опроса казахстанских фермеров на старте весеннего сева они отмечали подорожание агроресурсов (минеральных удобрений, СЗР, техники, семян, топлива) на 30-40%. По Вашим оценкам, насколько фермерам дороже стало выращивать зерно? Какие ресурсы подорожали наиболее значительно и за счет чего фермеры экономят?

- Да, повышение себестоимости производства зерна произошло существенное – около 30-40%. Причем цены на свою продукцию подняли многие отечественные производители удобрений, использующие отечественное сырье. К примеру, аммиачная селитра год назад стоила 57800 тенге/т, в этом году – 68000 тенге, аммофос стоил 90000, а сейчас 131000 тенге/т. Аналогично подорожал суперфос – с 87000 до 128000 тенге/т. Сельскохозяйственная техника, особенно зарубежная, подорожала вдвое, а некоторые виды и агрегаты – гораздо существеннее. При этом возросли цены на гарантийное обслуживание и запасные части. Кроме того, как отмечено выше, качество зерна вынуждает фермеров нести дополнительные расходы на сушку и очистку. Опять же, для этого нужно везти зерно на элеваторы, да еще и по нашим ужасным дорогам – это снова расходы. Фермеры возят зерно за 50-60 км, а некоторые – вообще за 100 км! Это огромные потери и затраты.

 

- В последние несколько сезонов казахстанские трейдеры отмечают ухудшение качества зерна (пшеницы и ячменя). По Вашему мнению, чем обусловлена сложившаяся ситуация?

- В первую очередь такая ситуация связана с погодными условиями, как я и уже отмечалось выше. Особенно в этом зерновом году. К примеру, натурный вес 740, а клейковина 22, что не соответствует показателям пшеницы 3 класса. Или наоборот. Клейковина 27-30, а натура – 695-705 и т.д. То есть речь не идет о нарушении или не соблюдении каких-то технологий, фермеры не враги сами себе.

 

- Что, по Вашему мнению, необходимо предпринять государству для стимулирования фермеров производить более качественную сельхозпродукцию?

- Нужно решить немало системных вопросов: четко и однозначно регламентировать работу ХПП и элеваторов, исключить коррупцию и бюрократию на местах, проработать и расширить программы по удешевлению сельскохозяйственной техники, стимулировать кооперирование среди фермеров. Простой пример. Не так давно мне звонил один фермер. Его пшеницу на элеваторе отказывались принимать, якобы там влажность высокая – 18%. Но законы и правила позволяют, более того, обязывают хлебоприемные предприятия принимать пшеницу с влажностью 18% - это приемлемый показатель для таких условий уборки. Пока фермер разбирался, прошло несколько дней. В конце концов, элеватор стал принимать его зерно, но фермер потерял драгоценное время, а это почти половина его урожая, которая стала «греться» на току и потеряла в качестве. Кто за это ответит?! Как объясняет сам фермер, причина банальна – владельцы элеватора занимаются еще и выращиванием овощей. Те, кто купили у них овощи – беспрепятственно завозили зерно, а кто нет – имел проблемы. То есть хозяева элеватора таким образом ещё и сбывают свой урожай по хорошей цене. Мы только принялись разбираться в ситуации, но определенно из нее надо делать выводы. Виновные должны понести наказание за то, что фермер потерял часть своего урожая, выращенного с таким трудом. Я не знаю пока, будет ли он дальше отстаивать свои права, но мы его поддержим в любом случае. А чтобы таких ситуаций в принципе не возникало, нужно упростить процедуры сдачи/приемки зерна, сделать их максимально прозрачными.

 

- Цены предложения на пшеницу и ячмень нового урожая озвучены. По Вашему мнению, насколько цена предложения соответствует ожиданиям казахстанских фермеров, какую стратегию продаж они выберут – сдерживания или будут активно предлагать зерно на продажу?

- Знаете, какую высокую цену ни объяви – фермерам всегда будет мало. И это нормально и вполне объяснимо – каждый хочет вернуть свои вложения, чтобы его труд был оценен достойно. Озвученная цена вполне адекватна. Я думаю, что около 15-20% урожая фермеры продадут сейчас, на текущие нужды, но с остальным зерном – будут ждать пару месяцев. Цена обычно повышается в январе, феврале. Преимущество у тех, кто имеет свои мощности для хранения. Остальные вынуждены сдавать зерно на элеватор с первого дня уборки и ждать приемлемой цены, но при этом они несут затраты по оплате услуг за хранение. В общем, у каждого фермера своя стратегия, свое положение. Есть и такие, кто продаст уже сегодня все до последней тонны, чтоб отдать долги. Поэтому СФК уже не один год предлагает фермерам кооперироваться. Мы принимали активное участие в разработке специального закона о кооперации и надеемся, в будущем фермеры поймут, что без кооперации нам по отдельности просто-напросто не выжить. Кооперирование – это не коллективизация, никто не лишает фермера независимости, говоря простым языком – это совместный труд, это партнерство и извлечение выгод от совместного дела, однако многие фермеры не понимают этого. Скажем, скооперировавшись, можно построить общие склады для хранения зерна и спокойно ожидать приемлемых цен на рынке. Да и выгоднее продавать зерно более крупными партиями – легче найти покупателя, предлагающего привлекательную цену.

 

- Насколько нынешнее состояние инфраструктуры зернового рынка соответствуют современным требованиям? Оцените условия для качественного хранения и транспортировки зерна в Казахстане.

- Общие цифры свидетельствуют о 100% обеспеченности мощностями для хранения. То есть если «вал», допустим, 22 млн. тонн, то общая емкость мощностей – где-то около 25 млн. тонн. То есть с избытком хватает, если принять во внимание только эти две цифры. Но, в одном регионе у фермера есть выбор, куда везти свой хлеб, а в другом – такого выбора нет. Он вынужден везти за сотни километров только на один доступный ему элеватор или ХПП. В этом проблема. А если учесть состояние наших дорог, то вообще не приходится говорить о соответствии инфраструктуры современным требованиям. Поэтому для решения данного вопроса без помощи государства не обойтись, хотя, конечно, многое зависит от самих фермеров. Можно ведь для 20-30 фермерских хозяйств построить хоть небольшой склад для хранения зерна, или вскладчину, то есть скооперировавшись, поставить сушильное, очистительное оборудование небольшой мощности. Это привело бы к конкуренции и элеваторы, которые за многие годы привыкли «наживаться» на производителях, они сами бы предлагали лучшие условия для сотрудничества, не такие кабальные, как сейчас. Мы к этому обязательно придем. Другого пути просто нет, потому что сейчас выкупать элеваторы, «акционировать» их и продавать мелким товаропроизводителям государство не будет. Если бы это было сделано в начале 90-х годов, тогда конечно фермерам было бы намного легче. Сейчас у фермеров есть только одно решение проблемы – кооперироваться и устанавливать свои мощности. Вот и всё. Тогда, наверное, инфраструктура будет соответствовать «современным требованиям», как Вы это называете.

 

- Несколько более глобальных вопросов. Как Вы в целом оцениваете сложившиеся условия в Казахстане для развития сельхозпроизводства (экономическая ситуация, господдержка и регулирование, влияние рынка и пр.)?

- Нормальные условия. Есть проблемы, но они решаемы. Для их решения нужна политическая воля сверху, а потом и деньги найдутся, и нормальные механизмы будут разработаны. Проблема еще и в том, что государство – очень неповоротливый и не всегда надежный партнер. Приведу конкретный пример. Фермер рассчитывает бизнес-план, например, строительства молочно-товарной фермы стоимостью 1,8 млрд. тенге, и готов вложить свои средства в надежде на то, что государство, согласно госпрограмме, возместит ему 20% этих затрат. Проект утвержден. Подписи стоят. Львиная доля затрат связана с закупкой породистого скота из дальнего зарубежья. Так вот, пока фермер инвестирует свои средства, вдруг происходит девальвация тенге, проект автоматически вырастает в стоимости до 2,9 млрд. тенге! Разумеется, в госпрограмме инвестсубсидирования ни о какой девальвации речи нет, и нет никаких повышающих коэффициентов на такие случаи. Что делать? Оперативно внести изменения в госпрограммы для таких случаев – это просто нереально в случае с государством, потому что только одни подписи и согласования нужно месяцами собирать. Бюрократия, которая якобы нацелена на то, чтоб исключить коррупцию и казнокрадство, на самом деле этому никак не препятствует, а, наоборот, способствует. Зачастую реформы, в том числе и в сельском хозяйстве, не продуманы, не нацелены на конечный результат. Это плохо. Хотелось бы верить, что в скором будущем картина будет меняться. Во всяком случае, Союз фермеров Казахстана готов сотрудничать с госорганами на любом уровне, с тем чтобы законы, правила и иные нормативы исходили из реального положения дел на селе, в сельском хозяйстве.

 

- Какие, по Вашему мнению, факторы являются сдерживающими для более интенсивного развития сельхозпроизводства и почему?

- Коррупция. Бюрократия. Отсутствие прозрачности механизмов государственной поддержки и четкого плана, четкой стратегии развития отрасли.

 

- В завершение, какие бы Вы отметили наиболее значительные заслуги Союза фермеров Казахстана по поддержке интересов фермеров?

- Работа проделана огромная. Вопросы кредитования, субсидирования, кооперации. Очень много позиций удалось отстоять, и мы об этом уже говорили и в СМИ и на традиционном съезде фермеров. Наверное, самый главный вопрос – по земле, который мы поднимали намного раньше, задолго до нашумевших дискуссий. В ходе обсуждения земельной реформы мы проводили свои собрания по всем областям, участвовали в рабочей комиссии. В конце концов президент наложил мораторий на эти поправки, и в этом отчасти есть и наша заслуга. Так что каждый фермер в стране уже ощущает результаты этой работы, правда, некоторые не знают, что это именно наша заслуга. Если кто-то желает конкретики – пусть пишет нам на электронную почту или позвонит в офис, мы вышлем ему образец заявления для вступления в Союз фермеров. Небольшой членский взнос, думаю, никого не испугает. С каждым новым членом объединение становится лишь сильнее, а это выгодно самим фермерам и, в конечном итоге, нашему государству.


Реклама

Вход