Сюрпризы и неожиданности карантинных сезонов на рынке зерна в Причерноморском регионе* (АПК-Информ: ИТОГИ №6 (84))

Источник

АПК-Информ

9470

В период глобального карантина зерновой рынок столкнулся со многими неожиданными вызовами, которые необходимо было преодолевать. Это и ограничения в поставках ключевыми игроками, и констатация уязвимости глобальной логистической системы, и существенный рост цен на продовольствие, и, наконец, традиционные климатические вызовы, влияние которых только усиливается. С учетом пошатнувшейся в период карантина мировой экономики и сохранения довольно крупных пандемических очагов еще много сюрпризов ожидает зерновой рынок в ближайшие сезоны. О предварительных итогах карантинных сезонов и ожиданиях для ключевых стран Причерноморского региона и пойдет речь в данном материале.




Насколько беспрецедентным является наблюдаемый рост цен?

Ключевым явлением 2020/21 МГ является существенный рост цен на основные зерновые культуры на фоне достаточно стабильного производства. Например, при снижении производства пшеницы в США в 2020/21 МГ всего на 5% спотовые цены на базисе FOB (Мексиканский залив) выросли за сезон на 42%. В Европейском союзе производство пшеницы сократилось на 9%, а цены выросли на 34%.

В целом, сложившаяся ситуация не является беспрецедентной. За прошедший десятилетний период наиболее сходной с текущей оказалась ценовая динамика 2010/11 МГ. Тогда, согласно оценкам USDA, производство пшеницы и в США, и в ЕС снизилось всего на 2% относительно показателя 2009/10 МГ. Тем не менее, в США цены с начала сезона до пикового периода выросли на 54%, а в ЕС – на 65% и по абсолютным значениям оказались гораздо выше текущих.

Примечательно, что в 2010/11 МГ существенное сокращение производства пшеницы наблюдалось именно в Причерноморском регионе. Согласно оценкам ИА «АПК-Информ», в 2010 г. урожай зерновой в Украине сократился на 19% относительно показателя 2009 г., а в России – на 33%, что могло в большей степени формировать глобальную ценовую динамику, чем изменения балансов в США и ЕС. При этом суммарная доля Украины и России в мировом экспорте пшеницы в 2010/11 МГ не превышала 6%. В сезоне-2020/21 сформировалась несколько иная ситуация: доля России в мировом экспорте достигла 19%, что обеспечивает стране лидерство среди ключевых поставщиков. Доля же украинского экспорта оценивается в 9% от общего объема мировой торговли. Таким образом, влияние Причерноморского региона на глобальную рыночную ситуацию сложно переоценить.

Ключевым отличием завершающегося сезона является то, что рост цен формировался на фоне прироста производства и экспорта в России. По нашим оценкам, в 2020/21 МГ производство пшеницы в РФ достигло 85,9 млн тонн, что стало вторым по величине урожаем в истории и на 15% превосходит урожай предыдущего сезона. При этом экспортный потенциал оценивается в 36,0 млн тонн, что на 6% больше, чем в 2019/20 МГ. Если же анализировать производство и экспорт всех зерновых культур суммарно, то валовой сбор в РФ оценивается на 10% выше, чем в 2019/20 МГ, а экспортный потенциал больше практически на 12%.

В Украине в 2020/21 МГ сформировалась кардинально иная ситуация. Валовой сбор пшеницы сократился на 12% относительно предыдущего сезона, а экспортный потенциал – на 18%. Причем снижение экспортного потенциала обусловлено не столько сокращением предложения зерновой, сколько нестабильным спросом и необходимостью конкурировать на ключевых рынках с российской пшеницей. В результате при оговоренных в меморандуме граничных объемах экспорта пшеницы на уровне 17,5 млн тонн объем экспорта по итогам сезона оценивается нами на уровне 16,8 млн тонн.

В целом, в зерновом сегменте Украины снижение производства оценивается на уровне 14% относительно предыдущего сезона, а снижение экспортного потенциала – на уровне 18%, большей частью именно за счет сокращения поставок пшеницы.

 

Таким образом, карантинный сезон показал, что фундаментальные факторы, касающиеся производства и экспорта ключевыми игроками, не оказывают привычного влияния на ценовую динамику.

 

Продовольственное зерно оказалось не самым дорогим

Еще одной интересной, но также не беспрецедентной особенностью завершающегося сезона стал положительный спред в динамике цен на кукурузу и продовольственную пшеницу в Украине. Если еще в сентябре 2020 г. экспортные цены предложения украинской продовольственной пшеницы на базисе FOB были на 40 USD/т выше, чем цены на кукурузу, то к началу июня 2021 г. кукуруза на том же базисе торговалась на 33 USD/т (или на 12%) дороже. Гривневые цены спроса на кукурузу на базисе СРТ-порт в этот период оказались на 15% выше цен на пшеницу.

Как уже было отмечено, сложившаяся ситуация не уникальна и наблюдалась в Украине в межсезонье в 2010/11 и в 2015/16 МГ. Причем в сезоне-2010/11 производство и экспортный потенциала кукурузы оставались стабильными, а в 2011/12 МГ сформировался практически двукратный прирост производства и трехкратный прирост экспорта, что оказало давление на цены, но не так сильно, как в сегменте пшеницы, с гораздо более скромными показателями прироста (+32% и +26% соответственно). Рост цен на кукурузу к концу 2015/16 МГ был обусловлен сокращением ее производства и экспорта, но быстро был компенсирован приростом в 2016/17 МГ.

Примечательным является смещение точки перехода спреда между ценами на кукурузу и продовольственную пшеницу в зону положительных значений на более ранние периоды. Если в 2010/11 МГ цены на указанные товарные позиции сравнялись к середине июня 2011 г., то в сезоне-2015/16 точка перехода сместилась к первой декаде мая, а в 2020/21 МГ кукуруза стала дороже продовольственной пшеницы уже к концу марта 2021 г. Положительный спред в 2015/16 МГ продержался 19 недель вплоть до начала уборки нового урожая кукурузы. В завершающемся сезоне этот показатель рискует быть превышен. По состоянию на 18 июня положительный спред формируется уже на протяжении 13 недель. С учетом складывающихся погодных условий активная фаза уборки может сдвинуться на 2-3 недели позже. Таким образом, не исключено, что кардинальное изменение ситуации мы сможем наблюдать через 12-15 недель.

Стоит отметить, что большое значение имеют объемы торговли в период высоких цен. Если в 2015/16 МГ в период положительного спреда на экспорт было поставлено около 15% общего объема экспорта в сезоне, то в 2020/21 МГ на этот период приходится около 32% прогнозируемого экспортного потенциала, а в оставшиеся 4 месяца сезона (июнь-сентябрь) показатель оценивается в 12%. Это требует формирования конкурентных цен, особенно с учетом активного поступления на глобальный рынок южноамериканской зерновой. Но в текущих условиях ценовая ситуация в Украине формируется в большей степени на фоне сдерживания продаж аграриями и нестабильного спроса на внешних рынках.

 

Немного о сдерживании…

Активный рост цен на основные зерновые культуры уже на старте сезона естественным образом повлиял на стратегию продаж аграриями. Практически весь сезон реализация осуществляется умеренными темпами в ожидании более высоких цен. Основным же сюрпризом сезона стали сложности с выполнением форвардных контрактов, в первую очередь на поставки кукурузы. Кроме сформировавшихся высоких цен (гораздо более высоких, чем было оговорено в форвардных контрактах), существенное влияние на ситуацию оказали значительное снижение урожайности кукурузы в ключевых регионах, а также случаи потери урожая вследствие засухи.

В результате своевременной реакции участников рынка, проведения публичных обсуждений и при осознании необходимости сохранения за Украиной статуса надежного поставщика продовольствия в большинстве случаев удалось договориться о выполнении форвардных контрактов. Но активность экспортной торговли в сентябре-январе 2020/21 МГ оставалась достаточно низкой. Трейдеры вынуждены были повышать цены спроса для привлечения крупнотоннажных партий зерна и исполнения заключенных контрактов. В результате с начала сезона и до периода пиковых значений (конец января) цены спроса на базисе СРТ-порт на пшеницу и ячмень выросли на 72% и 59% соответственно. Цены на кукурузу достигли пика в начале мая 2021 г. и оказались на 40% выше, чем в начале октября, и на 63% выше, чем в начале июля.

В целом, в 2020/21 МГ стратегия сдерживания продаж оказалась достаточно эффективной для аграриев, но несколько пошатнула позиции Украины на глобальном рынке

 

Неожиданный спрос

С точки зрения спроса завершающийся сезон также принес немало сюрпризов для причерноморского рынка зерна. Для поставок украинского и российского зерна были характерны как утрата позиций на ключевых рынках, так и существенный прирост поставок на нетипичные рынки.

В первую очередь, следует отметить существенный прирост импорта кукурузы и ячменя Китаем. Если по итогам 2019/20 МГ, согласно оценкам USDA, КНР импортировала немногим более 7,5 млн тонн кукурузы, то в сезоне-2020/21 потенциал импорта прогнозируется экспертами на уровне 26 млн тонн (прирост в 3,5 раза). В 2021/22 МГ объем закупок также прогнозируется на уровне 26 млн тонн, но не исключено, что показатель может быть пересмотрен в сторону повышения. За период с июля по май 2020/21 МГ из Украины в Китай было поставлено практически 8,4 млн тонн кукурузы, что составило более 32% прогнозируемого импорта и оказалось почти вдвое больше, чем за аналогичный период предыдущего сезона.

Также стоит отметить, что страны ЕС, ключевые покупатели украинской кукурузы, существенно снизили закупки в текущем сезоне. Сокращение поставок только в Нидерланды и Испанию суммарно компенсировало 78% прироста поставок в направлении Китая. Если же учесть снижение поставок на такие ключевые рынки, как Египет и Турция, то получается кардинально иная ситуация: повышенный спрос КНР за отчетный период смог компенсировать только 73% суммарного снижения спроса других ключевых покупателей.

Поставки российской кукурузы в направлении Китая также увеличились, хоть и не в таких существенных масштабах, как из Украины. За период с июля по апрель 2020/21 МГ в этом направлении было отгружено более 262 тыс. тонн зерновой против 98 тыс. тонн за аналогичный период предыдущего сезона.

В сегменте ячменя также отмечен значительный прирост импорта Китаем. Если в 2019/20 МГ объем закупок практически достиг 6 млн тонн, то в сезоне-2020/21 он ожидается на уровне 9,6 млн тонн с повышением до 10,6 млн тонн в 2021/22 МГ.

За период с июля по май 2020/21 МГ из Украины в КНР было поставлено более 2,8 млн тонн ячменя, что оказалось на 2 млн тонн больше, чем за аналогичный период предыдущего сезона. При этом существенно (на 934 тыс. тонн) сократились поставки в направлении ключевого импортера – Саудовской Аравии, достигнув всего 334 тыс. тонн против 1269 тыс. тонн за аналогичный период предыдущего сезона.

Российский ячмень в больших объемах в направлении Китая не поставлялся, и в июле-апреле объем отгрузок достиг всего 82 тыс. тонн. При этом за аналогичный период предыдущего сезона поставки в КНР не осуществлялись. В то же время отмечен прирост экспорта российского ячменя в Саудовскую Аравию, который за отчетный период достиг 2,4 млн тонн, что на 731 тыс. тонн больше, чем за аналогичный период предыдущего сезона, и практически компенсирует сокращение поставок из Украины.

Наиболее интересной оказалась ситуация на рынках сбыта причерноморской пшеницы. Основным сюрпризом оказался повышенный импортный спрос Пакистана, который традиционно либо в полной мере обеспечивает внутренние потребности, либо сам является экспортером. Согласно оценкам USDA, в 2020/21 МГ Пакистан может импортировать 4 млн тонн пшеницы. В последний раз такой значимый объем импорта (3,1 млн тонн) был зафиксирован в 2008/09 МГ. Тогда внутреннее производство зерновой в Пакистане сократилось на 2,3 млн тонн относительно предыдущего сезона. В текущем же сезоне, по оценкам экспертов, валовой сбор пшеницы в стране, напротив, увеличился на 600 тыс. тонн относительно показателя 2019/20 МГ. Но существенное сокращение переходящих запасов стимулировало формирование больших объемов импорта.

По итогам 11 месяцев 2020/21 МГ Украина поставила в Пакистан 1,4 млн тонн пшеницы. Еще практически 1,6 млн тонн было экспортировано за 10 месяцев из России. Таким образом, порядка 75% прогнозируемого импорта покрыто за счет поставок только из двух стран Причерноморского региона.

Также стоит отметить изменения в поставках на ключевые рынки Египта и Индонезии. За отчетный период объем украинского экспорта в направлении Египта сократился на 0,36 млн тонн, тогда как за период на 1 месяц меньше Россия поставила на этот рынок на 1,5 млн тонн больше. Прогноз импорта Египтом остается относительно стабильным – 13,0 млн тонн в 2020/21 МГ против 12,8 млн тонн в сезоне-2019/20.

Индонезия традиционно является ключевым рынком сбыта для украинской пшеницы и делит лидерские позиции среди импортеров с Египтом. За 11 месяцев текущего сезона поставки из Украины в Индонезию сократились на 1,3 млн тонн, достигнув всего 2,4 млн тонн, что составляет 24% импортного потенциала страны (10 млн тонн). Поставки российской пшеницы в Индонезию практически не осуществляются.

 

Также стоит отметить сокращение поставок как из Украины, так и из России в направлении Турции. За отчетные периоды Турция сократила импорт украинской пшеницы на 0,6 млн тонн, а российской – на 1,4 млн тонн. При этом общий импорт зерновой в Турцию в 2020/21 МГ оценивается на уровне 9 млн тонн, что на 1,8 млн тонн меньше, чем в сезоне-2019/20.

В целом, сокращение поставок причерноморского зерна в направлении ключевых рынков сбыта обусловлено либо снижением спроса стран-импортеров, либо неконкурентной ценой. При этом приемлемое качество и разница в объемах предложения основных культур в Украине и России позволили обеспечить спрос рынков, нуждающихся в пополнении запасов

 

Прочие сюрпризы

Кроме отмеченных выше, завершающийся карантинный сезон преподнес участникам зернового рынка еще массу сюрпризов разной степени влияния.

Например, в Украине сформировался профицит вагонов-зерновозов, что стало приятным сюрпризом после долгих сезонов «борьбы за подвижной состав» для доставки в порты. При этом увеличение доли частной тяги сформировало конкуренцию в сегменте и оказало давление на тарифы на перевозку.

В России своего рода сюрпризом стало тарифное регулирование экспорта во второй половине сезона с целью стабилизации цен на внутреннем рынке. Влияние введения сначала фиксированной, а затем плавающей экспортной пошлины пока не оценено в полной мере. Но это еще один вызов, который приняли как российские трейдеры, так и импортеры.

Глобальное пространство также было насыщено неожиданностями. В частности, недельная блокировка Суэцкого канала показала уязвимость мировой логистической системы, обусловила необходимость учета подобных рисков и сформировала волатильность фрахтовых ставок. Изменения геополитического и торгового векторов политики США после президентских выборов были хоть и ожидаемыми, но вносят много неопределенностей в торговлю продовольствием. Многие из глобальных и локальных факторов будут оказывать влияние на зерновой рынок и в будущем сезоне.

 

Перспективы

Говоря о перспективах будущего сезона, в первую очередь, стоит отметить позитивные ожидания объемов нового урожая зерновых и зернобобовых, которые суммарно в Украине и России прогнозируются нами на уровне 199,4 млн тонн против 198,4 млн тонн в предыдущем сезоне. При этом в Украине ожидается прирост производства зерна, а в России – незначительное снижение. Но суммарный экспортный потенциал в 2021/22 МГ может увеличиться на 7% и достигнуть 99,0 млн тонн против 92,7 млн тонн, ожидаемых по итогам текущего сезона.

Несмотря на стабильность производства и экспорта, для рассматриваемых рынков в новом сезоне ожидается еще много сюрпризов:

- Агроклиматические сюрпризы, сформировавшиеся еще весной 2021 г., оставляют неопределенным вопрос качества зерна будущего урожая, сместили в более позднюю фазу сроки уборки и окажут существенное влияние на активность торговли в первой половине 2021/22 МГ.

- Активизация программы «Green Deal» может преподнести сюрпризы в формировании спроса стран ЕС.

- Открытие рынка земли в Украине может внести свои непредсказуемые коррективы в стратегию торговли аграриев.

- В тарифном регулировании экспортного рынка зерна в России также вероятны изменения в зависимости от объемов и качества нового урожая.

- Непредсказуемый Китай в равной степени может как сохранить тенденцию роста импорта зерновых культур, так и внезапно сократить закупки.

- Новые штаммы коронавируса и ожидаемые новые волны пандемии также не пройдут бесследно для торговли зерном.

В целом, всех участников зернового рынка ожидает новый интересный сезон, наполненный вызовами, преодолевая которые, мы все станем опытнее, мудрее и более подготовленными к новым сюрпризам.



* По материалам выступления Андрея Купченко на ХХ Международной конференции «Grain&Maritime Days in Odessa 2021»

 

Инфографика урожай - 2021: Россия

инфографика Урожай - 2021: Украина

Реклама

Вход